«Деловая КНДР»

— раздел базы данных 1998–2018гг. Polpred.com Обзор СМИ.

Экономика и право. Подробно об экономических связях с внешним миром. Интернет-доступ на все материалы по стране, 12 месяцев — 46000 руб.
КНДР Новости и аналитика (11325 документов) • Авиапром, автопром  число статей в наличии 22 / по этой отрасли с 1.8.2009 по 20.6.2018 читателями скачано статей 182Агропром 212 / 5479Алкоголь 12 / 360Армия, полиция 2959 / 40786Внешэкономсвязи, политика 5345 / 52795Госбюджет, налоги, цены 168 / 2104Легпром 5 / 317Леспром 6 / 73Медицина 54 / 686Металлургия, горнодобыча 22 / 99Миграция, виза, туризм 292 / 4118Недвижимость, строительство 34 / 1071Нефть, газ, уголь 145 / 862Образование, наука 51 / 1300Приватизация, инвестиции 21 / 725Рыба 59 / 959СМИ, ИТ 559 / 7379Судостроение, машиностроение 23 / 136Таможня 2 / 13Транспорт 197 / 4936Финансы, банки 73 / 1063Химпром 4 / 301Экология 83 / 1019Электроэнергетика 135 / 1322 | Главное | Персоны | Все новости


Персоны: ньюсмейкеры, эксперты, первые лица — по теме «КНДР» в Polpred.com Обзор СМИ, с указанием числа статей по данной стране в нашей базе данных. В разделах "Персоны", "Главное" по данной стране в рубрикаторе поиска на кнопке меню слева "Новости. Обзор СМИ" с 1.8.2009 по 20.06.2018 размещены 322 важные статьи, в т.ч. 49 VIP-авторов, с указанием даты публикации первоисточника.
Топ-лист
Все персоны
Ланьков Андрей 16, Головнин Василий 12, Асмолов Константин 8, Проханов Александр 4, Толорая Георгий 3, Ким Ен Дже 2, Стуруа Мэлор 2, Немцова Анна 2, Михеев Василий 2, Мацегора Александр 2, Кашин Василий 2, Тимонин Александр 2, Воронцов Александр 2, Лукьянов Федор 2, Чжун Ким Хен 2, Моргулов Игорь 1, Кавото Акито 1, Олбрайт Мадлен 1, Плахов Андрей 1, Млечин Леонид 1, Пуликовский Константин 1, Сидоров Юрий 1, Скосырев Владимир 1, Сухинин Валерий 1, Габуев Александр 1, Фельгенгауэр Павел 1, Фурта Станислав 1, Хрусталев Владимир 1, Яковлев Владимир 1, Мамулашвили Николай 1, Жданов Олег 1, Дэвис Глин 1, Денисов Валерий 1, Гурджиев Лаврентий 1, Гольц Александр 1, Браун Джеймс 1, Айверсон Шеперд 1, Агаев Виктор 1, Жебин Александр 1, Жирар Рено 1, Литовкин Виктор 1, Кутахов Владимир 1, Кунадзе Георгий 1, Кричевский Никита 1, Крамер Дэвид 1, Кирьянов Олег 1, Кавато Акио 1, Ким Чен Ир 1, Абэ Синдзо 1

Погода:

Точное время:
Пхеньян: 01:35

kndr.polpred.com. Всемирная справочная служба

Официальные сайты (48)

Экономика (8) • Армия, безопасность (2) • Внешняя торговля (5) • Законодательство (2) • Книги (5) • Недвижимость (1) • Образование, наука (1) • Сайты (3) • СМИ (6) • СМИ на русском (1) • Таможня (1) • Транспорт (1) • Туризм, виза (10) • Хайтек (1) • Энергетика (1)

Представительства

Инофирмы

Электронные книги

На англ.яз.

Ежегодники «Деловая КНДР»

Экономика и связи КНДР с Россией →

Новости КНДР

Полный текст |  Краткий текст


США. КНДР. Корея > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 июня 2018 > № 2647424

США и РК решили не проводить военные учения в августе

Цуёси Нагасава (Tsuyoshi Nagasawa), Майнити симбун, Япония

США пошли на эти меры в связи с заявлением президента Трампа об отмене совместных учений, сделанным после переговоров с лидером КНДР Ким Чен Ыном, которые прошли 12 июня. Будут отменены плановые совместные маневры «Ыльчи фридом гардиан», в ходе которых отрабатывается система командования в случае возникновения экстренной ситуации на Корейском полуострове.

Министерство обороны США заявило об отмене планирования августовских учений. Между тем оно отметило, что это никак не повлияет на учения в Тихом океане. Министр обороны США Джеймс Мэттис, государственный секретарь США Майк Помпео и советник президента США по национальной безопасности Джон Болтон планируют обсудить эту проблему во второй половине этой недели.

Министерство обороны Южной Кореи также подчеркнуло, что США и РК будут и впредь плотно сотрудничать, чтобы не было никаких препятствий для совместной обороны. Что касается дополнительных мер, то Вашингтон и Сеул продолжат обсуждать эту тему.

В ходе пресс-конференции после встречи глав США и КНДР 12 июня президент Трамп отметил, что совместные американо-корейские военные учения являются провокационными. Он заявил о возможности отмены маневров на период диалога с КНДР. Августовские учения в основном представляют из себя компьютерную симуляцию взаимодействия штабов армий. В ходе них не используется стратегическое оружие и не мобилизуется большое количество военных сил.

Несмотря на то, что учения представляют из себя командно-штабную игру, они подразумевают нанесение прямого удара по руководству КНДР, в связи с чем КНДР требовала прекратить их.

По информации информационного агентства «Рёнхап», последняя отмена этих учений состоялась в 1990 году. То есть это произошло спустя 28 лет. Тогда это случилось потому, что США приняли участие в войне в Персидском заливе. Помимо американских и корейских войск, в этих учениях принимают участие административные органы и некоторые частные компании. В прошлом году со стороны США в них приняли участие 17,5 тысяч человек.

В 1992 году также были приостановлены учения «Тим спирит» в обмен на шаги в направлении ядерного разоружения КНДР.

Правительства США и Южной Кореи подчеркнули, что учения приостановлены только на период диалога между Вашингтоном и Пхеньяном. По словам государственного секретаря США Майка Помпео, если диалог зайдет в тупик, учения будут тут же возобновлены.

Президент Трамп также заявил о возможном сокращении и выводе американских войск из РК в будущем. Если влияние американских войск на Корейском полуострове снизится, это не только ограничит сдерживающую мощь США, но и отразится на балансе сил с Китаем и Россией в восточной Азии.

США. КНДР. Корея > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 июня 2018 > № 2647424


Япония. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > nhk.or.jp, 17 июня 2018 > № 2645016

Министр иностранных дел Японии сказал, что правительство старается отыскать возможности для прямого диалога с Северной Кореей

Министр иностранных дел Японии Таро Коно сказал, что правительство старается отыскать возможности для вступления в прямой диалог с Северной Кореей на различных уровнях без уточнения сроков такого диалога.

В ходе выступления в воскресной телепрограмме NHK Коно коснулся саммита президента США Дональда Трампа и северокорейского лидера Ким Чен Ына ранее в этом месяце.

Коно сказал, что значительным результатом саммита было подписание Ким Чен Ыном документа, который включает в себя цель по достижению денуклеаризации, что не позволит ему легко повернуть назад.

Коно выразил мнение, согласно которому США составят график для процесса денуклеаризации и обсудят его с Северной Кореей.

Коно также затронул возможность проведения саммита Японии и Северной Кореи для решения вопроса похищенных в Северную Корею граждан Японии. Коно отметил, что простые разговоры с северокорейским лидером не будут обладать смыслом. Японский министр иностранных дел сказал, что на саммите необходимо достичь результатов.

Япония. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > nhk.or.jp, 17 июня 2018 > № 2645016


Япония. КНДР. Монголия > Внешэкономсвязи, политика > nhk.or.jp, 15 июня 2018 > № 2642819

Официальные представители Японии и Северной Кореи коротко побеседовали в Монголии

По сообщению МИД Японии, один из высокопоставленных представителей министерства коротко побеседовал в Монголии с главой связанной с правительством Северной Кореи организации.

МИД сообщил, что заместитель руководителя Бюро по делам Азии и Океании Фумио Симидзу побеседовал с главой Института разоружения и мира Северной Кореи. Они встретились на полях международной конференции по вопросам безопасности в Северо-Восточной Азии.

По данным министерства, Симидзу передал северокорейской стороне основную позицию Японии о том, что Пхеньян должен вернуть всех японских граждан, похищенных северокорейскими агентами.

Также считается, что Симидзу сказал северокорейской стороне, что премьер-министр Японии Синдзо Абэ стремится решить проблему похищений путем прямых переговоров с Северной Кореей.

Япония. КНДР. Монголия > Внешэкономсвязи, политика > nhk.or.jp, 15 июня 2018 > № 2642819


Россия. КНДР > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 15 июня 2018 > № 2644612

«Газпром» возобновил переговоры о строительстве газопровода через КНДР

Редакция Forbes

В 2018 году ситуация с безопасностью на Корейском полуострове улучшилась, что позволяет вернуться к обсуждению строительства газопровода для поставок топлива в Южную Корею

«Газпром» и Южная Корея возобновили переговоры о строительстве газопровода через Северную Корею, сообщил зампред правления российской компании Виталий Маркелов.

«Были выбраны маршруты, проводились переговоры и с северокорейской стороной, и с южнокорейской стороной. Потом отношения между двумя странами — Южной Кореей и Северной Кореей — были ухудшены, соответственно, переговоры были приостановлены», — напомнил Маркелов (цитата по РИА Новости).

Он отметил, что сейчас ситуация изменилась, поэтому можно вернуться к обсуждению, которое было прервано в 2011 году. Инициативу прокладки трубопровода из России через КНДР рассматривали во время сближения Сеула и Пхеньяна более десяти лет назад. Однако из-за угрозы нестабильности на Корейском полуострове она так и не была реализована. В 2018 году ситуация с безопасностью на Корейском полуострове улучшилась, и министр иностранных дел Южной Кореи Кан Ген Хва в конце марта допустила скорое начало строительства газопровода.

История газопровода

«Газпром» и южнокорейская компания Kogas в сентябре 2011 года подписали дорожную карту по реализации проекта поставок газа в Республику Корея. Общая протяженность газопровода оценивалась в 1,1 тысячи километров, из которых около 700 километров пройдут по территории Северной Кореи. Kogas оценивала стоимость строительства участка газопровода через КНДР в $2,5 млрд.

Российская и корейская компании еще 12 мая 2003 года подписали соглашение о сотрудничестве сроком на пять лет, которое в 2008 году было продлено на очередной пятилетний период. Договор охватывал широкий круг вопросов, в том числе проработку возможности поставок российского природного газа южнокорейским потребителям. Южнокорейский газовый оператор Kogas и «Газпром» в середине 2009 года подписали соглашение о совместном исследовании проекта поставок газа. Тогда эксперты пришли к выводу, что строительство газопровода через Северную Корею с экономической точки зрения является оптимальным способом поставки газа — более дешевым, чем завоз сжиженного природного газа (СПГ) танкерами.

В случае успешной реализации этих планов Южная Корея начиная с 2015 года смогла бы ежегодно получать из России до 7,5 млн тонн природного газа. Новые сроки реализации проекта пока не называются.

Россия. КНДР > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 15 июня 2018 > № 2644612


США. КНДР. Сингапур > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 15 июня 2018 > № 2645606

Washington Post: Почему демократы возмущены итогами саммита с КНДР?

Критикам Трампа нужно поостыть. Трампу приходится иметь дело с беспорядком, который остался от предыдущих администраций

Едва в Сингапуре завершился саммит США-КНДР, как демократы дружно ополчились на президента США Дональда Трампа, подвергнув критике его встречу с северокорейским лидером Ким Чен Ыном. «То, что получили США, в лучшем случае можно назвать расплывчатым и не поддающимся проверке. Однако Северная Корея получила ощутимый и прочный результат», — заявил лидер демократического меньшинства в сенате США Чак Шумер. «Поспешное стремление Трампа к заключению соглашения подняло КНДР до уровня США, сохранив статус-кво режима», — считает лидер демократического меньшинства в Палате представителей Конгресса США Нэнси Пелоси. Интересно, почему не было слышно аналогичной критики, когда бывший президент США Барак Обама провел переговоры в Гаване с первый секретарём ЦК Коммунистической партии Кубы Раулем Кастро, пишет Марк Тиссен в статье для издания The Washington Post.

Всего несколько месяцев назад Шумер осуждал «безрассудные» военные угрозы Трампа, направленные в адрес КНДР, а Пелоси жаловалась на «военную истерию» главы Белого дома. Теперь Трамп отказался от роли разжигателя войны, но критика все же осталась.

Демократы поспешили со своей критикой. Трамп не сделал никаких реальных уступок в Сингапуре. Он не отменил санкции в отношении КНДР, не разморозил северокорейские активы и не направил в Пхеньян самолеты, переполненные валютой. Трамп не подписал соглашения о прекращении Корейской войны или дипломатическом признании Пхеньяна. Все, что сделал президент, можно отнести к жесту доброй воли. Он приостановил совместные военные учения с Южной Кореей, но в любую секунду он может изменить свое решение. И тот факт, что в совместном заявлении, подписанном двумя лидерами, говорится только о «полной денуклеаризации» Корейского полуострова, а не о «полной, поддающейся проверке и необратимой денуклеаризации», не означает, что Трамп отказался от сделки, предусматривающей необратимую и поддающуюся проверке денуклеаризацию. Пока нет никакой «сделки», есть только «коммюнике», в котором содержатся основные тезисы переговоров двух лидеров. США находятся в самом начале переговорного процесса, все еще впереди.

Критикам Трампа нужно поостыть. Трампу приходится иметь дело с беспорядком, который остался от предыдущих администраций. Все попытки его предшественников остановить ядерную программу КНДР потерпели неудачу. Президент и его команда пытаются использовать новый подход. Сработает ли этот подход? Возможно, и не сработает. Северные корейцы — опытные лжецы. Будет невероятно сложно достигнуть полной, поддающейся проверке и необратимой денуклеаризации Северной Кореи.

Однако есть надежда на то, что Трамп подпишет хорошую сделку с КНДР. Это обусловлено тем, что после выхода США из ядерного соглашения с Ираном Трамп задал очень высокую планку. Как заявил госсекретарь США Майк Помпео, соглашение с КНДР не может включать в себя недостатки, выявленные в иранском ядерном соглашении.

Американская администрация выявила пять ключевых недостатков ядерного соглашения с Ираном:

Во-первых, это слабый режим проверки. В своей майской речи Трамп заявил, что не было предусмотрено «адекватных механизмов для предотвращения, обнаружения и наказания мошенничества» со стороны Ирана. Трамп добавил, что у международных инспекторов не было доступа ко многим важным объектам, включая также военные объекты Ирана.

Во-вторых, ядерное соглашение не предусматривало никаких ограничений в отношении программы Ирана по созданию баллистических ракет, на которые Тегеран мог бы установить ядерные боеголовки.

В-третьих, Иран сохранил свой ядерный потенциал. «Эта сделка даже не требует того, чтобы Иран демонтировал свой военный ядерный потенциал», — заявил Трамп в своем обращении к американо-израильскому комитету по общественным связям в 2016 году.

В-четвертых, США смягчили санкционную политику в отношении Ирана. «Сделка устранила экономические санкции против Ирана в обмен на малоэффективные ограничения его ядерной программы», — считает глава Белого дома.

В-пятых, сделка была подписана без одобрения Конгресса. Во время дебатов в Конгрессе по поводу сделки с Ираном Помпео жаловался на то, что «вместо того, чтобы прийти в Конгресс и добиться одобрения иранской сделки, президенту нужно было только убедить горстку демократов».

Вашингтон больше не должен повторять ошибки, допущенные при заключении иранской сделки. По словам Помпео, этого не произойдет. В отношении КНДР будет установлен «тщательный контроль», заявил госсекретарь США на этой неделе. Соединенные Штаты, по его словам, собрали команду, в состав которой вошли более 100 экспертов. Перед этой командой поставлена задача по «демонтажу военных программ КНДР». Помпео добавил, что соглашение с КНДР помимо ядерного оружия также коснется программ по разработке химического и биологического оружия, а также программы по созданию баллистических ракет.

США предъявляют невероятно высокие требования. «Администрация больше не повторит ошибок прошлого… плохая сделка — это не вариант», — заявил Помпео. Все знают, что такое плохая сделка. Трамп и Помпео должны получить всяческую поддержку в их стремлении к заключению хорошей сделки.

 Александр Белов

США. КНДР. Сингапур > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 15 июня 2018 > № 2645606


Япония. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > nhk.or.jp, 15 июня 2018 > № 2642815

Ицунори Онодэра прокомментировал возможный диалог с Северной Кореей

Министр обороны Японии Ицунори Онодэра заявил, что во время переговоров ракетная и ядерная программы Северной Кореи будут обсуждаться параллельно с вопросом похищения японских граждан.

Ожидается, что вслед за прошедшим американо-северокорейским саммитом японское правительство будет добиваться прямых переговоров с Пхеньяном.

Онодэра заявил в пятницу о важности того, чтобы две страны провели прямые переговоры по вопросу похищенных граждан. Он заявил, что премьер-министр Синдзо Абэ возьмет на себя инициативу и проведет переговоры с Северной Кореей.

Онодэра заявил, что если страны хотят нормализовать отношения, то необходимо разрешить проблемы похищений японских граждан и ракетной и ядерной программ Северной Кореи.

По поводу совместных военных учений США и Южной Кореи Онодэра заявил, что продолжает считать подобные учения и трехсторонние учения с участием Японии ключевой опорой регионального мира и стабильности.

Япония. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > nhk.or.jp, 15 июня 2018 > № 2642815


США. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 июня 2018 > № 2645309

Заметки со встречи Трампа и главы КНДР: что же в итоге подписали лидеры?

Farda, Иран

Историческая, давно запланированная встреча лидеров США и Северной Кореи, сопряженная с таким огромным количеством слухов и скандалов, наконец, состоялась в минувший вторник. И сопровождалась она некоторыми весьма интересными деталями, наблюдениями или, образно говоря, «заметками на полях», которые смогли сделать журналисты и фоторепортеры.

ИА «ТАСНИМ»: К встрече начали готовиться очень давно. И исторической ее также заранее окрестили давно. Совсем недавно упорно ходили слухи, что «историческая встреча» не состоится, и что кто-нибудь из двух лидеров отменит ее в последний момент. Еще, казалось бы, совсем недавно, со свойственной ему внезапностью, неожиданно для всех Трамп заявил, что встреча «не может состояться». Но потом также неожиданно американский президент «перестраивается» и сообщает, что встреча состоится-таки, причем не когда-нибудь, а именно в запланированное время. Но вот наконец «это» свершилось: лидер КНДР Ким Чен Ын и президент США Дональд Трамп уже стоят вместе перед телекамерами.

Такого рода встречам, когда для переговоров вместе сходятся два казалось бы непримиримых политика откровенно враждебных государств, всегда сопутствуют стандартные сообщения о закулисных переговорах, которые якобы предшествовали встрече, о договоренностях, некоторые из которых сразу становятся общедоступными (так сказать, «для печати»), а об иных общественность узнает спустя месяцы, а порой даже и годы. Подобные сообщения и комментарии прозвучали и сейчас. Но все же, эту встречу сопровождал ряд деталей, которые выделяют ее из многих подобных, имевших место в последнее время в большой политике.

Как Дональд Трамп, так и Ким Чен Ын прибыли в Сингапур раньше, чем планировалось, — за целых два дня до встречи. Трамп раньше завершил свои переговоры с лидерами Семерки и поспешил в Сингапур. На саммите Большой Семерки выявились сильные разногласия Трампа с остальными лидерами G7, что вызвало большое количество слухов — эти противоречия повлияют и на встречу в Сингапуре. Повлияют дескать, настолько, что американский лидер немедленно, еще в полете, аннулирует все свои договоренности, даже если в Сингапуре оба лидера и смогут о чем-то договориться.

Еще одно важное наблюдение: до начала переговоров прибывший в Сингапур лидер Северной Кореи, обычно вообще не появляющийся на публике, — на этот раз совершает публичные прогулки с местными официальными лицами и делает с ними селфи.

СМИ сообщали о том, что в установленный день он прибыл к месту встречи, то есть в отель «Капелла», расположенный на острове Сентоза, в 8-56 по местному времени, то есть на 4 минуты раньше, чем Дональд Трамп. Как было объявлено, причиной этому стало желание оказать особое уважение американскому президенту, в силу его более старшего возраста.

Но некоторые СМИ, в том числе находящиеся в Сингапуре многочисленные представители прессы и корреспонденты тут же стали распространять разного рода слухи, которые могут показаться даже нелепыми — некоторые, в частности, утверждали, что глава КНДР будто бы привез из Пхеньяна собственный мобильный туалет, без чего Ким, дескать, не ездит ни в какие поездки.

После протокольных рукопожатий и обмена любезностями оба лидера удалились за закрытые двери, дабы переговорить с глазу на глаз, — их сопровождали только два переводчика. А перед этим Трамп заявил во всеуслышание, что относительно предстоящих переговоров у него появилось особое ощущение — переговоры, мол, будут «грандиозными» и кончатся в высшей степени успешно.

Лидер же КНДР также отметил, что путь к этой встрече был весьма нелегок. Еще одна интересная деталь, которая не укрылась от присутствующих журналистов, фотокорреспондентов и телеобъективов, неотступно следивших за двумя лидерами, пока они не удалились для конфиденциальных переговоров (продолжавшихся, кстати, свыше 40 минут): оба главы государства очень волновались!

После переговоров с глазу на глаз оба лидера снова вышли к людям, но потом опять направились «за закрытие двери» — уже в другой зал, для того, чтобы провести заседание уже в присутствии делегаций обеих стран: туда входили главы МИДов двух государств и многочисленными консультанты.

Здесь беседа продолжалась более часа, после чего Трамп и Ким снова вышли «на люди». И тут — новое наблюдение: после небольшой прогулки по территории отеля Трамп зачем-то повел всех показать свой лимузин, у которого есть и свое прозвище — «монстр». Журналисты истолковали эту «пиар-акцию» как желание американского президента похвастаться перед публикой своим автомобилем стоимостью в полтора миллиона долларов.

Рабочий обед, устроенный для лидеров государств и их сопровождающих стал еще одной «заметкой на полях»: здесь гостей приветствовали экзотическими блюдами местной дальневосточной кухни.

Затем, когда официальный обед завершился, Трамп и Ким снова совершили небольшую совместную прогулку. Трамп вновь обратился к журналистам с несколькими фразами, смысл которых, впрочем, был довольно туманным: единственным, что можно было из них уяснить, — это то, что, по словам Трампа, обоим политикам предстоит сейчас «что-то подписать». На последовавший от корреспондентов уточняющий вопрос Трамп ответил в том же загадочном стиле — «подписать то, о чем совсем скоро вам объявят». Спустя еще полчаса все поняли, что это «нечто», о чем говорил Трамп, представляет собой соглашение из 4-х пунктов между США и КНДР — его и подписали в торжественной обстановке два лидера.

Ну и напоследок, еще одна деталь или «заметка на полях», по ходу этого визита, о которой нам бы также хотелось упомянуть, вероятно, самая важная: это непосредственно подписи американского и северокорейского лидеров под документом, ставшим итогом этих необычных переговоров. Например, подпись Ким Чен Ына одни представители прессы сравнили с капельками дождя, упавшими на бумагу, а другие — с каким-то необычным рисунком.

Один из экспертов-почерковедов, присутствовавший на церемонии, обратил внимание, что по манере подписи, которую поставили лидеры, можно сделать кое-какие выводы, не только относительно психологии поставивших подписи, но и вообще о судьбе достигнутых договоренностей: по его словам, манера подписи Трампа говорит о неуравновешенности американского лидера. Подпись же Кима отчетливо демонстрирует — глава КНДР не был искренним на этих переговорах, а свои истинные замыслы и цели тщательно скрывает!

США. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 июня 2018 > № 2645309


Казахстан. КНДР. США. ООН > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > kt.kz, 14 июня 2018 > № 2642259

Казахстан высоко оценил стремление КНДР к денуклеаризации, говорится в заявлении Министерства иностранных дел РК по итогам саммита 12 июня 2018 года в Сингапуре, передает Kazakhstan Today.

"Республика Казахстан приветствует состоявшуюся 12 июня 2018 года в Сингапуре встречу между президентом Соединенных Штатов Америки Дональдом Трампом и председателем Государственного совета Корейской Народно-Демократической Республики Ким Чем Ыном и высоко оценивает усилия двух государств по налаживанию двусторонних отношений", - говорится в документе.

МИД Казахстана расценивает данный саммит как важное историческое событие, которое поспособствует укреплению доверия между Вашингтоном и Пхеньяном, а также создаст условия для нормализации отношений КНДР с международным сообществом.

Как непостоянный член Совета безопасности ООН и страна, выступающая за построение мира, свободного от ядерного оружия, Казахстан поддерживает усилия заинтересованных государств по продолжению переговорного процесса и надеется на выработку конкретных взаимоприемлемых и взаимовыгодных условий ядерного разоружения Северной Кореи в целях обеспечения мира и стабильности в регионе.

"В этом контексте Астана высоко оценивает стремление Пхеньяна к денуклеаризации и призывает последовать примеру Казахстана, который добровольно отказался от четвертого в мире ядерного потенциала и закрыл один из крупнейших в мире ядерных испытательных полигонов, а также вносит значительный вклад в укрепление глобального режима нераспространения, в том числе посредством активной работы в рамках Казахстан высоко оценил стремление КНДР к денуклеаризации, говорится в заявлении Министерства иностранных дел РК по итогам саммита 12 июня 2018 года в Сингапуре, передает Kazakhstan Today.

"Республика Казахстан приветствует состоявшуюся 12 июня 2018 года в Сингапуре встречу между президентом Соединенных Штатов Америки Дональдом Трампом и председателем Государственного совета Корейской Народно-Демократической Республики Ким Чем Ыном и высоко оценивает усилия двух государств по налаживанию двусторонних отношений", - говорится в документе.

МИД Казахстана расценивает данный саммит как важное историческое событие, которое поспособствует укреплению доверия между Вашингтоном и Пхеньяном, а также создаст условия для нормализации отношений КНДР с международным сообществом.

Как непостоянный член Совета безопасности ООН и страна, выступающая за построение мира, свободного от ядерного оружия, Казахстан поддерживает усилия заинтересованных государств по продолжению переговорного процесса и надеется на выработку конкретных взаимоприемлемых и взаимовыгодных условий ядерного разоружения Северной Кореи в целях обеспечения мира и стабильности в регионе.

"В этом контексте Астана высоко оценивает стремление Пхеньяна к денуклеаризации и призывает последовать примеру Казахстана, который добровольно отказался от четвертого в мире ядерного потенциала и закрыл один из крупнейших в мире ядерных испытательных полигонов, а также вносит значительный вклад в укрепление глобального режима нераспространения, в том числе посредством активной работы в рамках ДНЯО и ДВЗЯИ?", - подчеркнули в ведомстве.

Казахстан, будучи уверенным в безальтернативности мирного урегулирования северокорейского кризиса, призывает все заинтересованные стороны поддержать переговорный процесс по денуклеаризации Корейского полуострова.

Напомним, 12 июня президент США Дональд Трамп и лидер КНДР Ким Чен Ын по итогам исторического саммита в Сингапуре подписали декларацию. В декларации обозначены четыре основных пункта: США и КНДР принимают обязательства установить отношения между странами в соответствии с желанием народов этих государств добиться мира и процветания. США и КНДР совместно приложат усилия для того, чтобы установить на территории Корейского полуострова устойчивое и продолжительное состояние мира. КНДР подтверждает приверженность Пханмунджомской декларации, подписанной 27 апреля 2018 года и полному освобождению Корейского полуострова от ядерного оружия. США и КНДР принимают обязательства по возвращению останков военнопленных и пропавших без вести, включая возвращение уже идентифицированных останков, сообщило "Би-би-си".

Также Соединенные Штаты в ответ на согласие Пхеньяна отказаться от своей ядерной программы обещают гарантии личной безопасности Ким Чен Ыну.

Казахстан, будучи уверенным в безальтернативности мирного урегулирования северокорейского кризиса, призывает все заинтересованные стороны поддержать переговорный процесс по денуклеаризации Корейского полуострова.

Напомним, 12 июня президент США Дональд Трамп и лидер КНДР Ким Чен Ын по итогам исторического саммита в Сингапуре подписали декларацию. В декларации обозначены четыре основных пункта: США и КНДР принимают обязательства установить отношения между странами в соответствии с желанием народов этих государств добиться мира и процветания. США и КНДР совместно приложат усилия для того, чтобы установить на территории Корейского полуострова устойчивое и продолжительное состояние мира. КНДР подтверждает приверженность Пханмунджомской декларации, подписанной 27 апреля 2018 года и полному освобождению Корейского полуострова от ядерного оружия. США и КНДР принимают обязательства по возвращению останков военнопленных и пропавших без вести, включая возвращение уже идентифицированных останков, сообщило "Би-би-си".

Также Соединенные Штаты в ответ на согласие Пхеньяна отказаться от своей ядерной программы обещают гарантии личной безопасности Ким Чен Ыну.

Казахстан. КНДР. США. ООН > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > kt.kz, 14 июня 2018 > № 2642259


США. КНДР. Сингапур > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 14 июня 2018 > № 2644031

Рандеву в бананово-лимонном Сингапуре

Народная «мудрость»: обещать – не значит жениться

Аналитики и комментаторы мира продолжают давать свои оценки встрече президента США Дональда Трампа с лидером КНДР Ким Чен Ыном. Выясняют, кто от этого, судя по поведению американца, похожего на романтическое рандеву общения получил больше очков. Гадают, были ли пока неизвестные публике договоренности об условиях «сдачи» Кимом, как утверждают некоторые, своего ракетно-ядерного щита, единственное предназначение которого в том, чтобы заставить США, Японию и Южную Корею уважать маленькую, но гордую республику и прекратить угрожать ей уничтожением.

Не соглашаясь с падкими на сенсации и преувеличения журналистами, упорно навязывающими определение произошедшего как «историческое событие», считаю, что произошло пока не «историческое», а важное событие текущей международной политики. Событие, хотя бы на время, хотелось бы верить, продолжительное, позволившее ослабить созданную в первую очередь США и их союзниками напряженность вокруг Корейского полуострова, отступить на шаг от порога, пусть локального, но конфликта с применением ядерного оружия. Ибо убежден, что неспровоцированное прямое нападение на КНДР не остановило бы руководство этой страны от применения всех видов вооружения. Кстати, «горячие головы» в Вашингтоне и Токио не исключали, да и допускают сейчас физическое уничтожение северокорейского лидера и расправу с ненавистным им «режимом».

Тем не менее подчеркнем еще раз, что в солнечном Сингапуре возобладало понимание того, что «худой мир лучше доброй ссоры». Тем более ссоры с применением ракет с ядерными боеголовками. При этом обе стороны, полагаю, должны быть довольны результатом встречи. Трамп предстал великодушным «дядей Сэмом», который «ради мира на земле» готов по-отечески чуть ли не гладить по головке, вразумлять и даже славословить в адрес строптивого молодого человека, дерзко осмелившегося проявлять непослушание и неуважение «старших». Миротворчество, хотелось бы верить, в данном случае не деланное, американского президента его сторонники поспешили конвертировать в политические очки, столь необходимые для победы на предстоящих в ноябре выборах в конгресс США. Причем делается это явно избыточно. Чего стоит одно выдвижение Трампа в номинанты лауреата Нобелевской премии мира. Мало им, что ли, нобелевского лауреата «миротворца» Обамы, взорвавшего Ближний Восток, залившего его кровью и породившего проблему беженцев, угрожающую взорвать и Европу?

Ну, а Ким Чен Ын может, как говорится, «открывать шампанское». Ибо он выполнил заветы деда и отца и создал страну, с которой вынужден считаться глава «исключительной американской нации — номер 1 на Земле», претендующей вершить судьбы народов мира. Трумэн и последующие президенты США «перевернулись бы в гробу», видя, как главный американец с помпой встречается с руководителем непризнанной социалистической страны, поет ему дифирамбы и зовет в Белый дом. Если уж и говорить об историческом значении встречи в Сингапуре, то в первую очередь она историческая для северокорейского народа, который, отказывая себе во всем, настолько укрепил обороноспособность, что заставил разговаривать с его руководителем перед всем миром почтительно и на равных.

Конечно, есть и те, кому поведение Трампа и сделанные им в Сингапуре заявления не по нраву. Такие есть и в Америке, и в той же Японии, где презрительно именуют КНДР «нарадзумоно кокка» — «негодная страна», а ее лидера представляют как «маньяка с атомной бомбой». Как сообщало японское агентство Киодо, японский министр обороны Ицунори Онодэра заявил в ответ на допущение Трампа о прекращении провокационных военных учений у границ КНДР, что военные манёвры являются важным элементом обеспечения безопасности в регионе. Также глава военного ведомства Японии подчеркнул важность давления на Пхеньян до полной денуклеаризации Северной Кореи.

Однако японцы, конечно же, не хотят оказаться статистами в разыгрываемой американцами «корейской партии». Премьер-министр Японии Синдзо Абэ, которому также, как воздух, нужны политические очки перед предстоящими выборами председателя правящей партии, с тем чтобы остаться в премьерском кресле еще на три года, стремится, как говорят японцы, «не опоздать на автобус».

«У нас есть готовность к нормализации дипломатических отношений и экономическому сотрудничеству с Северной Кореей, если будут разрешены проблемы, связанные с ее ракетно-ядерной программой и японцами, похищенными северокорейскими спецслужбами», — заявляет глава японского правительства.

Фактически он уже зондирует возможность личной встречи с Ким Чен Ыном. Абэ отметил, что проблему похищенных необходимо рассмотреть в ходе встречи лидеров двух стран. При этом он подчеркнул, что Япония солидарна с мнением других стран — участниц G7, требующих от КНДР полного, поддающегося проверке и необратимого демонтажа всего имеющегося в стране ядерного и ракетного вооружения.

А вот в этом вопросе у японцев есть серьезные сомнения. Тема денуклеаризации на Корейском полуострове последнее время всегда обсуждается во время моих встреч с японскими политиками, учеными и журналистами. Их весьма беспокоит то, что Пхеньян, согласившись с ликвидацией ядерного оружия, может пойти на хитрость и припрятать «на всякий случай» часть своего ядерного арсенала в тайных подземных лабиринтах, созданных трудолюбивыми северокорейцами по всей территории страны. Большой проблемой для МАГАТЭ и других контролеров может стать в случае денуклеаризации отсутствие хотя бы приблизительных данных о количестве накопленных в КНДР готовых ядерных зарядов и обогащенного урана и плутония. Существующие цифры колеблются от 20 до 60 зарядов. Понятно, что при таких «данных» уследить за уничтожением всех зарядов не представляется возможным.

С другой стороны, убежден, что на уничтожение всего ракетно-ядерного арсенала руководство КНДР в обозримом будущем не пойдет. Логика здесь проста. Экстравагантный президент США, не исключаю, что и искренне, наобещает Киму за разоружение «горы золотые», как он уже сделал в киноролике, и действительно будет помогать северокорейцам улучшить жизнь. Но разве существуют гарантии того, что достигнутые договоренности будут соблюдать и те, кто придет на смену необычному американскому лидеру? А при ненависти к «выскочке» Трампу чуть ли не половины американцев, которые «спят и видят», как его удалить из Белого дома, всякое возможно. Это же Америка. Ну, а если республиканцы уступят демократам конгресс, то маневры по организации импичмента, вне всякого сомнения, приобретут более явственный характер. Повод же всегда можно найти. Тем более в отношении Трампа, весьма не аккуратного в словах и поступках. Так что Пхеньяну стоит много раз подумать, связывать ли свою безопасность лишь с обещаниями Трампа. Думаю, так они и поступают.

Итак, то, что обговорено и подписано в Сингапуре, можно назвать модным сейчас определением «протокол о намерениях». Не буду приводить известное изречение по этому поводу. Дабы не «накаркать», ибо являюсь искренним сторонником успокоения и нормализации ситуации на Корейском полуострове и в Северо-Восточной Азии в целом.

Анатолий Кошкин

США. КНДР. Сингапур > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 14 июня 2018 > № 2644031


КНДР. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 14 июня 2018 > № 2645216 Владимир Путин, Ким Ён Нам

Встреча с Председателем Президиума Верховного народного собрания КНДР Ким Ён Намом.

Владимир Путин принял в Кремле Председателя Президиума Верховного народного собрания Корейской Народно-Демократической Республики Ким Ён Нама.

В.Путин: Уважаемый товарищ Председатель! Уважаемые друзья!

Очень рад вас всех видеть.

Спасибо, что откликнулись на наше приглашение, приехали сегодня в Россию. Между нашими странами давние, очень добрые отношения. В этом году мы отмечаем 70-летие установления дипломатических связей.

Вы знаете, что мы всегда стремились к урегулированию всех проблем вокруг Корейского полуострова. И в этой связи хотел бы подчеркнуть, что мы, безусловно, приветствуем контакты, которые начались между лидером Корейской Народно-Демократической Республики и Президентом Республики Корея.

Приветствуем также и высоко оцениваем результаты встречи лидера Северной Кореи товарища Ким Чен Ына и Президента Соединённых Штатов Америки господина Трампа, которая состоялась совсем недавно, 12 июня. Исходим из того, что это, безусловно, только первый шаг на пути к полноформатному урегулированию, но благодаря доброй воле обоих лидеров этот шаг сделан. Безусловно, это создаёт условия для дальнейшего движения вперёд и снижает общий уровень напряжения вокруг Корейского полуострова.

У всего мира это вызывало тревогу, поскольку могло привести к очень тяжёлым последствиям, вплоть до крупного военного конфликта. Благодаря этой встрече возможный неблагоприятный сценарий отодвинут. Наоборот, появились перспективы урегулирования проблем мирными политико-дипломатическими средствами.

Россия всегда за это выступала, предпринимала необходимые для этого шаги. Мы и дальше готовы действовать в этом же направлении и вместе с вами предпринимать необходимые действия для налаживания контактов, в том числе в сфере экономического сотрудничества.

Хочу подтвердить и прошу передать лидеру Северной Кореи товарищу Ким Чен Ыну наше приглашение посетить Россию с визитом, в том числе это можно было бы сделать в рамках Восточного экономического форума во Владивостоке в сентябре этого года. Можно сделать это и отдельно, можем согласовать эту встречу вне привязки к международным событиям по линии министерств иностранных дел.

Рады вас видеть. Добро пожаловать!

Ким Ён Нам (как переведено): Большое спасибо.

Я с большим вниманием слушал Ваши высказывания, господин Президент. Прежде всего имею честь с особой почтительностью передать Вам искренний привет от председателя Госсовета КНДР товарища Ким Чен Ына в Ваш адрес. Также для меня большая честь, пользуясь этим случаем, передать послание от председателя Госсовета КНДР в Ваш адрес. (Передает документ.)

В.Путин: Спасибо.

Ким Ён Нам: Я всегда с большой теплотой вспоминаю мои визиты в Россию, эти ценные встречи с Вами, господин Президент, когда я участвовал в церемонии открытия Олимпиады в Сочи, а также в праздновании 70-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне. И сегодня я тоже очень рад встретиться с Вами, господин Президент.

Примите ещё раз от нас искренние поздравления с тем, что недавно Вы были переизбраны на пост Президента Российской Федерации при большой, абсолютной поддержке народа России.

Господин Президент, примите также наши искренние поздравления с предстоящим большим событием – открытием Кубка мира. Мы искренне надеемся, что это событие станет важным моментом для того, чтобы славить великую Россию на весь мир, а также продолжить экономической рост и развитие физкультуры и спорта в вашей стране.

Как Вам известно, господин Президент, недавно, в апреле, на третьем пленуме ЦК Трудовой партии Кореи 7-го созыва Председатель Трудовой партии Кореи товарищ Ким Чен Ын выдвинул новую стратегическую линию, согласно которой наша страна будет концентрировать все ресурсы и усилия на экономическом строительстве.

КНДР. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 14 июня 2018 > № 2645216 Владимир Путин, Ким Ён Нам


Монголия. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > montsame.gov.mn, 14 июня 2018 > № 2645348

ДЕПУТАТ О.БААСАНХУУ ВСТРЕТИЛСЯ С ДЕЛЕГАТАМИ КНДР

14 июня председатель парламентской группы дружбы “Монголия-КНДР”, парламентарий О.Баасахуу встретился с представителями во главе с депутатом Верховного Народного собрания /ВНС/ КНДР, председателем парламентской группы “КНДР-Монголия” в ВНС, министром высшего образования КНДР Тхэ Хен Чхолом.

Депутат О. Басасанхуу подчеркнул стабильный рост традиционных дружественных отношений между Монголией и КНДР, выразив готовность к расширению двустороннего сотрудничества в гуманитарном направлении, а также на межпарламентской и международной арене.

Г-н Тхе Хен Чхол сказал: «В этом году отмечается 70-я годовщина установления дипломатических отношений между Монголией и КНДР и 30-я годовщина визита Верховного лидера Северной Кореи Ким Ир Сена в Монголию. Мы очень рады нашему визиту в Монголию в рамках юбилейных дат и обмену мнениями по вопросам двустороннего сотрудничества. В этом году министр иностранных дел Монголии Д.Цогтбаатар и генеральный секретарь Монгольской Народной партии Д.Амарбаясгалан посетили нашу страну, что способствовало расширению двусторонних отношений. Мы рады тому, что напряженность на Корейском полуострове снижается день ото дня, и мир стабилизируется. Мы благодарны правительству Монголии и гражданам вашей страны, которые поддерживали наш народ».

Г.Батцэцэг

Монголия. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > montsame.gov.mn, 14 июня 2018 > № 2645348


США. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 июня 2018 > № 2646044

Глубокая озабоченность по поводу поспешных уступок Трампа Северной Корее

Нобуёси Сакадзири (Nobuyoshi Sakajiri), Асахи симбун, Япония

Спустя 65 лет со дня заключения соглашения о прекращении огня в Корейской войне, лидеры Соединенных Штатов и Северной Кореи заявили о своем намерении строить новые отношения.

Корейская война стала первой «горячей войной» в период холодной войны, возникшей после окончания Второй мировой войны. Она расширила противостояние между Востоком и Западом в Европе до глобального уровня и посеяла семена конфронтации между США и Китаем.

Если противостоянию, которое можно считать пережитком холодной войны, будет положен конец, то этот саммит запомнится как поворотный момент в истории.

Однако опасно оставлять будущее Корейского полуострова в руках северокорейского лидера Ким Чен Ына и президента США Дональда Трампа, чьи слова и действия не совпадают, что совсем не нормально.

Два фактора побудили Трампа согласиться на встречу с Кимом. Это промежуточные выборы в США в ноябре и президентские выборы через два года. Трамп никогда не скрывал своего сильного стремления к впечатляющим результатам, краснея от восторга, когда толпы, к которым он обращался, начинали скандировать «Нобель», явно имея в виду премию мира.

Для Кима саммит был не чем иным как средством для выживания корейского народа, о чем свидетельствует его настойчивость в получении гарантий сохранения диктаторского режима.

Хотя Трамп был очень оживлен во время пресс-конференции, проведенной после его встречи с Кимом, совместное заявление, подписанное двумя лидерами, было кратким на предмет конкретных результатов.

Не было никаких слов, которые бы говорили о прекращении Корейской войны, что было предложено Трампом еще перед встречей с Кимом. Несмотря на то, что сроки денуклеаризации Северной Кореи не были установлены, гарантии безопасности распространились на Пхеньян. Хотя Трамп заявил во время пресс-конференции, что он поднимал вопрос о похищении японских граждан, в совместном заявлении ничего не говорилось относительно прав человека в КНДР.

Фактическое содержание совместного заявления далеко от похвалы, данной ему Трампом, назвавшим этот документ «всеобъемлющим». В действительности можно сказать, что Соединенные Штаты пошли на компромисс, особенно если сравнивать с предыдущими соглашениями, когда обещания об уступках следовали строго за конкретными действиями по ядерному разоружению, и стороны никогда не отступали от принципа «действие за действие».

Самое большое беспокойство вызывает время, отведенное двум лидерам. В том смысле, что у Трампа осталось всего два с половиной года до окончания первого президентского срока. А Киму всего 30 с лишним лет.

Сторона, которая не сталкивается с такими ограничениями по времени, имеет огромное преимущество над той стороной, которая такие лимиты имеет. Это приводит к дальнейшим опасениям, что Трамп может совершить еще более легкомысленные уступки в стремлении получить быстрые результаты просто из своих личных политических мотивов.

С другой стороны, Джон Болтон, который пользуется поддержкой Трампа и стал его советником по национальной безопасности, до прихода в администрацию Трампа всегда занимал ультра-жёсткую позицию и выступал за военные действия против Северной Кореи. В прошлом он заявлял, что никогда не позволит КНДР предать Соединенные Штаты, утверждая, что каждый, кто был обманут Северной Кореей дважды, сам в этом виноват.

Пока два лидера встречаются и пожимают друг другу руки, незначительные трения по процессу денуклеаризации в ходе переговоров между должностными лицами нижестоящих уровней могут послужить поводом для уничтожения последнего соглашения.

Руководителям двух стран удалось провести историческую встречу, но главное впечатление остается следующим: Соединенные Штаты и Северная Корея по-прежнему стоят на перекрестке между миром и войной.

США. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 июня 2018 > № 2646044


Россия. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 июня 2018 > № 2646039

Россия намеревается повлиять на переговоры по КНДР

Пьер Авриль (Pierre Avril), Le Figaro, Франция

Москва приветствовала встречу Дональда Трампа с Ким Чен Ыном и стремится играть большую роль в этом вопросе.

Россия далека от того, чтобы праздновать это событие, однако не скрывает и удовлетворения по его поводу: встреча Дональда Трампа и Ким Чен Ына была позитивным сдвигом, заявил глава российского МИД Сергей Лавров через несколько часов после исторического рукопожатия в Сингапуре. Москва всегда выступала за ликвидацию ядерного оружия на Корейском полуострове и призывала обоих лидеров к сдержанности, когда они обменивались «любезностями». Поэтому сам факт встречи не может не радовать ее.

Владивосток расположен куда ближе к Пхеньяну, чем Лос-Анджелес, и нынешние подвижки успокаивают Кремль. Кроме того, российская власть выступала против усиления американского военного присутствия в регионе путем развертывания системы ПРО в Южной Корее и Японии и сейчас приветствует заявления Трампа, который отметил возможность перерыва в учениях на время будущих переговоров.

Россия была участницей шестисторонних переговоров по северокорейской ядерной программе (пока изоляционистский режим не решил громко хлопнуть дверью) и стремится сохранить влияние в долгом и трудном мирном процессе. «Слова Трампа о том, что процесс денуклеаризации на Корейском полуострове начнется „очень и очень скоро" — это больше пожелание, чем факт», — считает глава комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачев.

Улучшение имиджа

Москва может воспользоваться затишьем, чтобы сделать свой ход, считает преподаватель факультета международных отношений СПбГУ Ирина Ланцова.

«У России сегодня имеется проблема с имиджем в международном сообществе, и она может использовать свое посредничество для его улучшения, как поступил Китай в 1994 году», — напоминает эксперт о ключевой роли Пекина в соглашении о разоружении, под которым поставил подпись Билл Клинтон.

В конце мая Сергей Лавров впервые нанес визит Ким Чен Ыну. В марте министр по развитию Дальнего Востока Александр Галушка также отправился в Пхеньян, чтобы обсудить укрепление двусторонних экономических связей: Москва напирает на эту тему для снятия напряженности в регионе. В восточных областях страны сейчас трудятся от 30 до 50 тысяч граждан КНДР. Не исключено, что их число вырастет.

До недавнего времени Москва довольствовалась лишь поддержкой Пекина в Совбезе ООН, но теперь хочет играть столь же значимую роль.

«В настоящий момент США и КНДР находятся на первых ролях, Китай и Южная Корея — на вторых, а Россия и Япония — всего лишь на третьих», — полагает директор Центра Карнеги Дмитрий Тренин. По его словам, устроить упомянутую Лавровым встречу Путина и Ким Чен Ына будет едва ли проще, чем недавний саммит в Сингапуре.

Россия. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 июня 2018 > № 2646039


США. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 июня 2018 > № 2646037

Саммит с участием Трампа как реалити-шоу

Марк Питцке (Marc Pitzke), Der Spiegel, Германия

Помимо телевизионных кадров, саммит с участием лидеров Соединенных Штатов и Северной Кореи особенными результатами похвастаться не может. Однако для Трампа и этого достаточно — президент Соединенных Штатов использует «успех» для того, чтобы инсценировать свое переизбрание.

Занимающиеся выборами стратеги Дональда Трампа времени зря не теряют. «Под руководством Трампа пишется история, — заявляет сразу после окончания саммита Лара Трамп (Lara Trump), сноха американского президента и главный советник его занимающейся выборами команды. — Трамп и дальше будет добиваться значительных успехов».

Очевидно, что это электронное сообщение Лары Трамп было подготовлено заранее, и то же самое можно сказать о приглашении в электронном виде на празднования по поводу этого саммита, которое она разослала днем ранее. В нем речь идет о запланированном предвыборном выступлении Трампа «по поводу продвижения вопроса о Северной Корее» в штате Миннесота, за голоса избирателей которого ведется борьба. Как будто «Северная Корея» — это какой-то товар. Само собой, прилагается лозунг «Сделаем Америку вновь великой!»

От семейной драмы в рамках группы G7 до мыльной оперы в Сингапуре: Трамп ведет мировую политику так же, как он делал телевизионное реалити-шоу под названием «Ученик» (The Apprentice). Яркие кадры, привычные тирады и постоянно новые драматичные ситуации, предназначенные исключительно для имеющих право голоса, но слабо информированных американских телезрителей. А вот смысл послания: Трамп — отличный президент, и он заслуживает того, чтобы получить эстафетную палочку для нового этапа.

Саммит относительно Северной Кореи представляет собой последнюю из такого рода инсценировок. «Это составная часть избирательной кампании Трампа, — подчеркивает бывший сенатор от Демократической партии Роберт Торричелли (Robert Torricelli) в ходе телепрограммы на канале MSNBC. — И она, насколько я могу судить, идет исключительно хорошо».

«Принятое Совместное заявление слабее всех предыдущих, начиная с 1992 года»

Именно по этой причине Трамп устроил эту фотогеничную встречу с Ким Чен Ыном в начале переговорного процесса, а не в отдаленном по времени конце его, как это обычно делается. Поскольку для него это было бы, наверное, слишком поздно — осенью будут проходить выборы в американский Конгресс, и тогда речь пойдет не только о меньшинстве, но и о возможном импичменте в отношении его самого. Тогда как герой саммита может оказаться под защитой.

«Мы добьемся успеха», — заявил Трамп во время церемонии рукопожатия, еще до того, как участники саммита смогли что-то сказать друг другу. Содержание переговоров — или, как оказалось, прочти полное его отсутствие — не играло при этом никакой роли.

Однако большинство американских экспертов сразу же отметили этот недостаток содержания как неприятное обстоятельство. Даже члены Республиканской партии обвинили Трампа в том, что он без особой необходимости пошел на уступки, лишь бы получить очки в глазах своих рядовых избирателей, тогда как Киму на первоначальном этапе не пришлось от чего-то отказываться, зато он получил возможность представить себя как уважаемого на международной арене государственного деятеля.

«Об этом можно забыть, — отметил Кристофер Хилл (Christopher Hill), бывший представитель правительства Соединенных Штатов на переговорах с Северной Кореей — Принятое Совместное заявление слабее всех предыдущих заявлений, начиная с 1992 года». Дженнифер Рубин (Jennifer Rubin), консервативно настроенный обозреватель из газеты «Вашингтон Пост», назвала эту встречу «полнейшим фарсом». «Мы не получили ничего, а Ким получил сеанс в области работы с общественностью», — подчеркнула она.

На «домашних» каналах Трампа такого рода критику, естественно, не услышишь. Напротив, друг Трампа Шон Хэннити (Sean Hannity), главный комментатор телеканала Фокс ньюс, человек, который, как говорят, почти каждый вечер разговаривает с президентом по телефону, получил возможность первым после саммита взять у него интервью. В ходе этого интервью Трамп, пользуясь отсутствием критики, заявил, что Ким «практически сразу» начнет процесс денуклеаризации.

Это, конечно же, чистая выдумка, однако Трамп и в других местах повторил то же самое, каждый раз добавляя что-то новое. «Все это начнется довольно быстро, и, как я думаю, он уже приступил к этому», — сказал Трамп в интервью телеканалу Эй-Би-Си. На обратном пути в самолете он уже заявил, что у Кима имеется «тотальный план относительно денуклеаризации». Возможно, он имел в виду «план относительно тотальной денуклеаризации»?

Предательство Обамы, гениальность Трампа

Все равно. «Это может стать решающим моментом для всего президентства», — проворковал Хэннити и сразу же без особых оснований провел «параллели между президентом Трампом и Рональдом Рейганом».

Телеканал Фокс ньюс привлек и других членов из группы поддержки Трампа. «Это политическая победа для президента Трампа, — отметил комментатор Стюард Варни (Stuart Varney). «История на марше», — так в хвалебном тоне высказался Себастьян Горка (Sebastian Gorka), советник Трампа (так в тексте — прим. перев.). Даже осужденный за растрату предвыборных пожертвований крайне правый обозреватель Динеш Д'Соуза (Dinesh D'Souza) высказал свое мнение. По его словам, Трамп «взял быка за рога и стал диктовать условия». При этом Д'Соуза поблагодарил за свое недавнее освобождение — ну конечно же, самого Трампа.

«Какой шокирующий контраст» в сравнении с Бараком Обамой, презрительно добавил Д'Соуза. Уже давно забыто, что консерваторы называли предателем предшественника Трампа, поскольку он осмеливался делать то, чем именно сейчас занимается Трамп — говорить с деспотами. То есть, предательство Обамы, гениальность Трампа.

Но не только телеканал Фокс ньюс участвует в прославлении. Кадры прямых трансляций из Сингапура — кстати, ради них здесь прерывали показ реалити-шоу «Холостяк» (The Bachelor) — полностью соответствовали желанию Белого дома. Даже телеканалы Си-эн-эн и Эм-эс-эн-би-си, настроенные скорее критично в отношении Трампа, называли каждый шаг и каждую сцену «историческими» или, как самодовольно подчеркивал Трамп, «очень историческими».

Сам Трамп часто признается, что слова мало что значат, однако об этом никто не вспомнил. «Возможно, через шесть месяцев, стоя перед вами, я скажу: ну вот, я был неправ, — заявил он в Сингапуре. — Я не знаю, признаю ли я это когда-нибудь, но, в любом случае, я найду отговорку». Через шесть месяцев выборы в Конгресс все равно уже будут позади.

США. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 июня 2018 > № 2646037


Япония. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > nhk.or.jp, 14 июня 2018 > № 2642826

Премьер-министр Японии встретился с семьями похищенных в Северную Корею

Премьер-министр Японии Синдзо Абэ сказал родственникам похищенных Северной Кореей десятилетия назад, что он рассмотрит возможность того, чтобы этот вопрос был разрешен на японо-северокорейском саммите.

Он встретился с родственниками этих людей в четверг в Токио. В их числе был глава группы семей похищенных Сигэо Иидзука и Сакиэ Ёкота - мать похищенной по имени Мэгуми Ёкота.

Абэ сказал им, что полон решимости разрешить вопрос похищений, так как теперь после первого американо-северокорейского саммита Япония будет стоять непосредственно лицом к Северной Корее.

Президент США Дональд Трамп сказал, что он поднял вопрос похищений, когда во вторник в Сингапуре встречался с лидером Северной Кореи Ким Чен Ыном.

Как сказал Абэ, если японо-северокорейский саммит состоится, тогда вопрос похищений должен продвинуться в направлении разрешения. Он пообещал занять соответствующую позицию, обсуждая данный вопрос.

Япония. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > nhk.or.jp, 14 июня 2018 > № 2642826


КНДР. Россия > Электроэнергетика. Армия, полиция > inopressa.ru, 13 июня 2018 > № 2641317

Россия хочет влиять на будущие переговоры о денуклеаризации Северной Кореи

Пьер Авриль | Le Figaro

Встреча Дональда Трампа с Ким Чен Ыном приветствовалась Москвой: Россия надеется, что теперь она заставит услышать свой голос по этому досье, пишет корреспондент Le Figaro Пьер Авриль.

По поводу саммита Трампа и Ким Чен Ына у великого российского соседа нет никакой уверенности в своем успехе, но есть явное удовлетворение: "Сам факт встречи, конечно позитивен", - заявил российский министр иностранных дел Сергей Лавров через несколько часов после исторического рукопожатия в Сингапуре. Москва, которая всегда ратовала за денуклеаризацию полуострова и призывала американского и северокорейского лидеров к сдержанности, когда те обменивались ругательствами, может лишь порадоваться за то, как прошел саммит. Владивосток находится куда ближе к Пхеньяну, чем Лос-Анджелес, и уже просто по причине безопасности Кремль может чувствовать себя спокойнее, полагает журналист.

Когда-то, до того, как режим-отшельник хлопнул дверью, Россия была активной участницей переговоров "шестерки" по северокорейской ядерной программе, и сейчас она стремится оказывать влияние на мирный процесс, который считает долгим и рискованным, отмечает автор статьи.

"Слова Трампа о том, что процесс денуклеаризации на Корейском полуострове начнется очень и очень скоро, - больше пожелание, чем факт", - предостерег председатель Комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачев.

Москва может воспользоваться этим промежутком времени, чтобы продвинуть свои пешки, считает Ирина Ланцова, старший преподаватель кафедры американских исследований СПбГУ. "Россия, у которой сегодня существует проблема имиджа в международном сообществе, могла бы использовать свое посредничество для его улучшения, как это сделал Китай в 1994 году", - надеется этот специалист по Северной и Южной Корее, ссылаясь на ключевую роль Пекина в договоре о нераспространении ядерного оружия, ратифицированном Биллом Клинтоном, говорится в статье.

"Сегодня США и Северная Корея играют главные роли, при участии Китая и Южной Кореи на вторых ролях. Что касается России и Японии, то они находятся лишь на третьих ролях", - преуменьшает значение России директор Московского центра Карнеги Дмитрий Тренин. По мнению этого эксперта, будущая встреча между Путиным и Ким Чен Ыном, все-таки упомянутая Лавровым, станет столь же труднопредсказуемой, как саммит в Сингапуре.

КНДР. Россия > Электроэнергетика. Армия, полиция > inopressa.ru, 13 июня 2018 > № 2641317


США. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 июня 2018 > № 2645902

Мистер Трамп, когда мы уже, наконец, поедем?

О Ён-чжин (Oh Young-jin),The Korea Times, Южная Корея

Главной целью саммита 12 июня в Сингапуре Для президента США должно было стать разоружение Северной Кореи.

Таким образом, Трамп чуть было не провалился, но со скрипом наскреб на три с минусом. И, тем не менее, есть шансы, что он — дай ему время — исправит свою оценку на твердую тройку или респектабельную четверку.

Перед встречей с Ким Чен Ыном, северокорейским диктатором, годящимся ему в сыновья, Трамп хвастал, что заставит Северную Корею пойти на полный, окончательный и проверяемый демонтаж ядерной программы (CVID, Complete, Verifiable, and Irreversible Dismantlement — прим. ред.). Ранее КНДР подошла вплотную к испытаниям водородной бомбы с международным радиусом поражения. Кроме того, для разоружения предполагались жесткие временные рамки.

В совместном же заявлении после саммита приоритетный вопрос был упомянут лишь на третьем месте из четырех возможных.

«… КНДР обязуется стремиться к полной денуклеаризации Корейского полуострова», — говорится в заявлении.

Таким образом, Трамп где-то потерял слова «окончательный» и «проверяемый».

Слово «полный» в этой аббревиатуре также имеет принципиальное значение. Некоторые могут заметить, что «окончательный» и «проверяемый» в таком случае уже излишни. В данном же случае не обойтись безо всех трех, поскольку КНДР склонна к жульничеству, или, по крайней мере, принято так считать.

Денуклеаризация Севера должна быть подтверждена инспекторами, которым будет предоставлен неограниченный доступ к замороженной ядерной программе Пхеньяна, иначе о восстановлении доверия и речи быть не может.

По десятибалльной шкале за «полное» разоружение полагается семь баллов, за «проверяемость» — два, и за «окончательное» — еще один. Так что пока что Трамп едва получил проходной балл.

Кроме того, в договоре имеется уточняющее обстоятельство: «В подтверждение Пханмунджомской декларации от 27 апреля 2018 года…».

Эта пространная декларация была принята на встрече президента Мун Чже Ина и Ким Чен Ына. Вопроса создания безъядерной зоны на Корейском полуострове она касается в пункте 4 параграфа 3, где подтверждается цель полной денуклеаризации.

В другом пункте Южная Корея признает серьезные усилия КНДР: Пхеньян добровольно ввел односторонний мораторий на ракетные и ядерные испытания, закрыл свой ядерный центр и пообещал Трампу закрыть и ракетный полигон. Ранее КНДР совершенствовала технологию межконтинентальных ракет, чтобы при необходимости покрыть всю территорию США.

Наконец, в третьем пункте обе Кореи договорились искать помощи международного сообщества.

Иными словами, полное разоружение по Трампу имеет смысл лишь в сочетании с другими пунктами межкорейского соглашения.

Можно ли считать саммит в Сингапуре блистательной победой северокорейского вождя?

Слово «блистательно», пожалуй, вполне уместно. На итоговую пресс-конференцию Ким попросту не явился, предоставив Трампу в одиночку держать речь на фоне двух государственных флагов.

Без спарринг-партнера, который бы мог оспорить результаты саммита, Трамп попытался было устроить самопиар, но сам чуть было не испортил себе всю малину, признавшись, что пообещал Киму отменить совместные южнокорейско-американские учения. В КНДР давно выражали свои опасения по этому вопросу и требовали, чтобы готовящиеся учения остановили. На переговорах они считались одним из ключевых аргументов.

Поскольку в Сеуле на это заявление никак не отреагировали, президент Мун скорее всего дал Трампу свое добро заранее.

А как же насчет победы, можно ли считать саммиты в Пханмунчжоме и Сингапуре победой Кима?

В краткосрочной перспективе, по-видимому, да.

В долгосрочной же перспективе на это рассчитывать не приходится.

Ким, король государства-изгоя, больше смахивает на игрока, а США и мировое сообщество — на Лас-Вегас. Несмотря на отдельные удачи, у казино выиграть невозможно. Трамп сам говорил, что разоружение Севера может растянуться на долгое время. Это значит, что на скорое решение он и сам не рассчитывает, скорее готовясь к долгой гонке.

Все только начинается, и присуждать победу пока еще рано.

Другими словами, может показаться, что Трамп долго запрягает, но, если у нас хватит терпения, поедем мы, в конце концов, так, что мало не покажется.

США. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 июня 2018 > № 2645902


США. КНДР. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 июня 2018 > № 2645905

Трамп и его команда вполне в состоянии повлиять на внешнюю политику Путина.

Константин Боровой, Гордон, Украина

«Пропагандистская установка», что президент США Дональд Трамп находится под влиянием президента РФ Владимира Путина, абсурдна и не соответствует действительности. Такое мнение выразил российский оппозиционер и политический эксперт Константин Боровой. Кроме того, по его мнению, результаты встречи президента США Дональда Трампа и лидера КНДР Ким Чен Ына произвели сильное впечатление на власти РФ.

«Трампу удалось переломить ситуацию, которая развивалась по очень опасному сценарию. Ведь многие политики начинали говорить, что мы находимся на пороге третьей мировой войны. КНДР действовала провокационно, запуская свои ракеты в сторону Южной Кореи и Японии. Трамп без единого выстрела заставил Ына изменить свою позицию. И это победа. Да, мы видим разные заявления: мол, подписанный договор — ни о чем и там нет никаких обязательств. Но тем не менее началось мирное разрешение конфликта на Корейском полуострове. Ын стал открыт для мира. То есть Трамп дал результат, причем дипломатическими усилиями. И, занимаясь урегулированием ситуации с КНДР, он заслуживает большего доверия европейских лидеров. А занятая Трампом позиция на съезде Большой семерки говорит о том, что он уверен в своей правоте», — сказал Боровой.

Боровой также считает, что команде Трампа под силу изменить внешнюю политику президента РФ Владимира Путина. «Думаю, уже и Путин понял, что с „рыжим клоуном“, как называла Трампа российская пропаганда, нужно быть осторожнее. Потому что он может его переиграть. Американский президент играет в долгую. А Путин не умеет играть в глобальные игры — его хватает максимум на пару месяцев. Трамп и его команда вполне в состоянии повлиять на внешнюю политику Путина. Пример КНДР произвел в РФ сильное впечатление. Установка, что Трамп на крючке у Путина, абсурдна, смешна и не соответствует действительности. Это был тезис пропаганды. В частности, эту установку раскручивала и Демократическая партия США», — подчеркнул Боровой.

12 июня лидеры США и КНДР провели 35-минутную встречу тет-а-тет на острове Сентоса в Сингапуре. По итогам состоявшегося в этот же день американо-северокорейского саммита стороны подписали соглашение. В документе указано, что США предоставят КНДР гарантии безопасности, Северная Корея подтвердила приверженность полной денуклеаризации Корейского полуострова.

США. КНДР. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 июня 2018 > № 2645905


США. КНДР. Сингапур > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 13 июня 2018 > № 2641560

Ким Чен Ын и Дональд Трамп на историческом саммите в Сингапуре договорились «установить прочный и стабильный мирный режим» на Корейском полуострове. Полчаса они общались тет-а-тет — в присутствии только переводчиков. Тогда, судя по всему, и были обсуждены самые важные вопросы. Затем к лидерам присоединились члены делегаций. Ну, а после переговоров в расширенном составе была подписана весьма общая декларация — КНДР обещала добиться полной денуклеаризации, не уточняя, что под этим подразумевается, а США обязались «гарантировать безопасность» Северной Корее и начать строить «новые отношения» с пхеньянским режимом.

Как это часто бывает в подобных случаях, пресса и комментаторы сразу предположили, что стороны в реальности ни о чем не договорились. Такие общие декларации обычно потом каждая из сторон толкует по-своему. Например, Дональд Трамп сразу по возвращению в США дал интервью телеканалу ABC, в котором изложил свое видение итогов саммита. По его мнению, и речи нет о том, чтобы американцы убрали свои войска и оружие с территории Южной Кореи. Зато Пхеньян должен сразу же после возвращения домой Ким Чен Ына приступить к процессу денуклеаризации. «Он (Ким Чен Ын) уже указывал на это, и посмотрите на то, что он уже предпринял», — заявил Трамп, сообщив, что у северокорейского лидера есть план, который он и озвучил на встрече с глазу на глаз.

Конечно, полностью доверяться Северной Корее, по словам американского лидера, не надо. «Мы должны будем проверять, что он делает. И мы будем проверять его, мы будем проверять его очень тщательно. Но у него есть план — полный и всеобъемлющий», — заверил президент США.

Ким надеется «пересидеть» Трампа

Ну, а все подозрения в том, что в реальности никакой сделки не случилось, Трамп отметает одной фразой. «Мы все должны желать, чтобы это произошло», — говорит он, пытаясь каждого сомневающегося в своем успехе представить как человека, который не хочет ликвидации угрозы со стороны Северной Кореи. И тут же Трамп отменил продолжение совместных с Южной Кореей учений, что уже вызвало раздражение у Японии.

В свою очередь КНДР явно предпочитает толковать достигнутые договоренности иначе (по крайней мере, публично). Как сообщает официальное северокорейское информагентство ЦТАК, по версии Пхеньяна, это «Трамп заявил о намерении прекратить совместные американо-южнокорейские военные учения, которые КНДР считает провокационными, выдвинул гарантии безопасности и отмены санкций против нее с одновременным движением вперед по пути улучшения отношений между двумя странами путем диалога и переговоров».

Вопреки тому, что заявляет президент США, северокорейцы говорят, что «Ким Чен Ын и Трамп согласились с важностью соблюдения принципа постепенных и одновременных действий для достижения мира, стабильности и денуклеаризации Корейского полуострова». Мало того, американскому президенту якобы были поставлены некоторые условия. «Ким Чен Ын уточнил, — говорится в сообщении ЦТАК, — что если Соединенные Штаты примут реальные меры по построению доверия для улучшения отношений КНДР-США, то КНДР также может на следующем этапе продолжить предпринимать дополнительные соразмерные шаги доброй воли».

Все эти сообщения, очевидно, так называемые «анекдоты, рассказанные на лестнице», то есть стремление усилить свою публичную позицию, которая, очевидно, не была такой жесткой во время переговоров. Не стоит забывать, что именно Трамп угрозой применения силы и ужесточением санкций добился проведения встречи с Ким Чен Ыном и навязал ему повестку переговоров. Так что, скорее всего, реальные итоги переговоров ближе к тому, что рассказывает американский лидер, а не его северокорейский визави.

С Кимом все идет по плану. Только чужому

Трамп, как видно из его интервью, понимает, что речь идет о его личных договоренностях с Ким Чен Ыном, а не каких-то юридически обязывающих соглашениях с КНДР. В условиях диктаторского режима, собственно, таких договоренностей и быть не может. Даже не самое честное слово северокорейского лидера явно вернее, чем стопка красиво написанных бумаг, которым никто в Пхеньяне не обязан следовать.

Поэтому и декларация, вопреки тому, чего ждали от Трампа, носит самый общий характер. Лидер США оставляет Ким Чен Ыну возможность сохранить лицо. Тем более, что американскому лидеру также необходим заметный внешнеполитический успех — это поможет усилить позиции Республиканской партии накануне промежуточных выборов, от которых зависит, сохранят ли республиканцы контроль над обеими палатами Конгресса.

Все же серьезные договоренности, если они были, были достигнуты на встрече один на один. Это может быть «пацанский» стиль дипломатии, вызывающий раздражение в США и в Евросоюзе. Зато хорошо понятный «пацанам» из Пхеньяна.

Вопрос только в том, достаточно ли они напуганы, чтобы соблюдать это неписаное соглашение, или же Трампа, как и многих его предшественников, ждет большое разочарование сразу после того, как КНДР получит первую экономическую помощь от Запада. Так уже, кстати, было в 2008 году, когда США исключили КНДР из списка стран-спонсоров терроризма, а в ответ Пхеньян допустил в страну инспекторов МАГАТЭ.

Сумеет ли Трамп добиться чего-то большего — это и есть главный вопрос прошедшей встречи, и судить об этом можно будет только по реальным последствиям, а не по тексту бумажной декларации.

Иван Преображенский

США. КНДР. Сингапур > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 13 июня 2018 > № 2641560


КНДР. США > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 13 июня 2018 > № 2641316

Честь для бесчестных

Тобиас Матерн | Süddeutsche Zeitung

Встреча с президентом США на равных лишь усиливает уверенность северокорейского диктатора в том, что именно ядерная программа может обеспечить ему место за столом переговоров, пишет Sueddeutsche Zeitung.

"Эти фотографии мигом облетели весь мир, - отмечает автор публикации Тобиас Матерн. - Однако встреча в Сингапуре, помимо кадров, на которых в непривычном, почти дружеском единении, запечатлены президент Дональд Трамп и северокорейский лидер Ким Чен Ын, оставляет без ответа один из главных вопросов: что она принесла по существу?"

Как и ожидалось, Трамп подвел весьма позитивный итог прошедшим переговорам, назвав их "великим делом" и пообещав, что решение вопроса о денуклеаризации Северной Корее будет начато "очень скоро".

"Однако трезвый взгляд на итоги саммита, касающиеся ядерного разоружения, не позволяет сделать выводы о каких-либо весомых результатах", - констатирует журналист.

Как следует из совместной декларации, Трамп обязуется "обеспечить гарантии безопасности (Северной Корее), а Ким подтверждает, что берет на себя крепкое и нерушимое обязательство по денуклеаризации Корейского полуострова".

Юкия Амано, глава МАГАТЭ, похвалил заявления Ким Чен Ына о намерении предпринять шаги в вопросе ядерного разоружения, но подчеркнул, что "МАГАТЭ будет пристально следить за переговорами двух стран по реализации результатов, достигнутых на саммите". Хотя Амано вслух этого не произнес, для осуществления соответствующего надзора необходимо провести еще несколько раундов переговоров между Вашингтоном и Пхеньяном. Между тем "отец нынешнего северокорейского лидера выкинул в 2009 году инспекторов МАГАТЭ из страны, и организация была вынуждена следить за ростом ядерных амбиций Пхеньяна со спутников", пишет автор.

"Большинство экспертов-ядерщиков разочарованы встречей в Сингапуре", - передает Матерн.

Как сказала в интервью изданию исполнительный директор Международной кампания за ликвидацию ядерного оружия (ICAN) Беатрис Фин, "я рада тому, что оба лидера согласились пойти по пути дипломатии", "однако меня беспокоит то, что саммит узаконивает статус Северной Кореи как ядерной державы".

"Ким Чен Ын смог встретиться с президентом США на равных. Это лишь усиливает уверенность северокорейского диктатора в том, что именно ядерная программа может обеспечить ему место за столом переговоров", - говорится в статье.

"С точки зрения разоружения и вопроса о нераспространении ядерного оружия результаты саммита разочаровывают", - отметил в беседе с изданием эксперт в области разоружения из берлинского Фонда науки и политики Оливер Майер. Северной Корее даже не пришлось обновить свое согласие не проводить в дальнейшем ракетных испытаний. Достигнутые договоренности, с его точки зрения, не содержат согласия на контроль со стороны международного сообщества.

"Саммит в Сингапуре, по мнению экспертов, ослабляет Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). В нем прописана обязанность ядерных держав сокращать свой арсенал, а тех стран, которые ядерным оружием не владеют, не стремиться получить его в свое распоряжение. Северная Корея, - говорится в статье, - условия договора не соблюдает". По мнению аналитика Майера, теперь режим получает за это награду. "США пообещали Пхеньяну гарантии безопасности, даже не добившись от Ким Чен Ына возврата под юрисдикцию Договора о нераспространении. Это опасный сигнал, суть которого в следующем: тот, кто реализует противоречащую международным нормам ядерную программу, получает место за столом переговоров".

Одновременно с этим Трамп изолирует Иран, отмечает журналист. Из Тегерана в адрес Пхеньяна уже поступило предостережение. "Надеюсь, северокорейский лидер понимает, что ведет переговоры с тем, кто может изменить свое мнение уже в самолете", - заявил некий представитель иранского правительства.

КНДР. США > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 13 июня 2018 > № 2641316


КНДР. США > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 13 июня 2018 > № 2641314

Северная Корея уверяет, что Дональд Трамп планирует снять с нее санкции

Деметри Севастопуло, Сон Чун-а, Робин Хардинг | Financial Times

"KCNA, северокорейское государственное информационное агентство, заявило, что Трамп согласился "снять санкции... на фоне улучшения взаимоотношений посредством диалога и переговоров". Однако на пресс-конференции во вторник Трамп сказал, что санкции останутся в силе, пока США "не будут уверены, что ядерное оружие - больше не фактор", - передают корреспонденты Financial Times Деметри Севастопуло, Сон Чун-а и Робин Хардинг.

"США подчеркнули, что санкции останутся в силе, пока Северная Корея не осуществит "полное проверяемое необратимое разоружение" (CVID). Во вторник Трамп навлек на себя критику тем, что в своем совместном заявлении с Кимом не упомянул о CVID", - говорится в статье.

"Еще один признак того, что Вашингтон и Пхеньян дальше от взаимного согласия, чем предположил [на пресс-конференции] Трамп, - заявление KCNA, что два лидера договорились продвигаться постепенно", - передают авторы. По утверждению KCNA, "Ким Чен Ын и Трамп согласились, что важно следовать принципу пошаговых и одновременных действий по достижению мира, стабильности и денуклеаризации Корейского полуострова".

"Этот подход поддерживает Китай, однако США назвали его неприемлемым, так как он позволит Северное Корее затягивать переговоры и увеличит шансы, что Пхеньян повторит историю, отказываясь от любой сделки", - говорится в статье.

"Трамп сказал, что полагает, что Ким принял стратегическое решение отказаться от ядерного оружия, однако скептики говорят, что цель дипломатических маневров Северной Кореи - добиться облегчения удушающих международных санкций", - передают авторы.

"Трамп, должно быть, потребовал от Северной Кореи немедленных мер по разоружению, так как ему нужно показать прогресс до промежуточных выборов, - полагает исследователь Шин Беом-чул из Асанского института политических исследований (Южная Корея). - Однако Северная Корея может не потрудиться проводить в жизнь договоренности после того, как часть санкций будет снята, а политическое влияние Трампа станет ослабевать начиная со следующего года".

КНДР. США > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 13 июня 2018 > № 2641314


США. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 июня 2018 > № 2645904

Трампа интересует личная выгода, Ким руководствуется стратегическими интересами

Марчин Заборский (Marcin Zaborski), RMF FM, Польша

Интервью с бывшим руководителем Бюро национальной безопасности Польши генералом Станиславом Козеем (Stanisław Koziej)

RMF FM: Вы легковерный человек?

Станислав Козей: Я бы так не сказал. В своих суждениях я стараюсь опираться на анализ комплекса факторов.

— Я задал это вопрос, чтобы понять, верите ли Вы в то, что проблем с Северной Кореей больше не будет.

— Нет, в это я не верю. Я придерживаюсь стратегического реализма и полагаю, что самое важное —это стратегические интересы государств, а не улыбки, мечты, добрая воля или искусство ведения диалога.

— После встречи Дональда Трампа с Ким Чен Ыном улыбки были, американский президент говорил, что разговор с лидером Северной Кореи получился откровенным и плодотворным.

— Он ведет себя, как актер на сцене, и делает хорошую мину, чтобы заслужить аплодисменты. Честно говоря, от этой встречи выиграл в основном Ким: ему удалось выйти на широкие просторы международной политики. Трамп, в свою очередь…

—… встал в очередь за Нобелевской премией мира.

— Ну, только если так. Тогда получается, что Трампа интересует личная выгода, а Ким руководствуется серьезными стратегическими интересами своего государства.

— Договоренности о том, что Северная Корея избавится от ядерного оружия, — это только пустые слова и жесты, за которыми ничего не последует?

— Я не верю, что Пхеньян согласится полностью отказаться от ядерного оружия. Думаю, это такой политический и стратегический «заяц», за которым будут гнаться лидеры двух стран, а весь мир будет за них болеть. Сомневаюсь, что Северная Корея пойдет на такой добровольный шаг, зная, как все обернулось для Украины или Ливии. Здесь, однако, есть поле для переговоров. Можно предположить, что Корея будет готова «продать» часть своего ядерного потенциала в обмен на экономическую помощь. Речь может идти при этом только о ракетах, способных долететь до Америки. Корейцы могут постараться обменять это оружие (впрочем, неизвестно, обладают ли они им) на помощь для своей страны, которая находится в сложном положении.

— Некоторые эксперты говорят, что Трамп решил закрутить роман с дьяволом, что он слишком тепло общался с человеком, который морит голодом свой народ, отправляет противников в лагеря или даже убивает их.

— Да. Трамп вроде бы обещает, что следующим шагом станет напоминание о важных вещах: правах человека и тому подобном, но это все по большому счету пустая игра, поэтому в ходе переговоров невозможно было выдвинуть какие-то жесткие, неудобные для противоположной стороны условия, а одновременно не напугать ее.

— Возможно мы чего-то еще не знаем или, сформулирую иначе: что бы Вам хотелось узнать о реальных договоренностях, которых достигли лидеры США и Северной Кореи?

— Я думаю, они не договорились ни о чем более существенном, чем было объявлено, то есть не вышли за рамки общих слов, громких заявлений о намерениях и желаниях: «мы будем стремиться», «мы хотим», «мы гарантируем»…

— Прозвучало слово «денуклеаризация», однако, никаких конкретных сроков пока не называется. Как должен выглядеть этот процесс?

— Сроков нет, как и того, на что рассчитывала Америка. Она надеялась, что процесс будет полным, что его удастся контролировать и так далее. На эту тему не прозвучало ни слова.

— При этом американцы дали Корее гарантии безопасности, хотя не вполне понятно, что это точно значит.

— Все это слова: «хорошо, я соглашусь на термин "денуклеаризация", а Вы тогда напишите "гарантии»". На уровне заявлений есть баланс, но это не означает ничего конкретного. На мой взгляд, встреча не оправдала ожиданий хотя бы с точки зрения формулирования условий этой денуклеаризации, поскольку в окончательном соглашении американская сторона не дала обязательств отменить санкции. Корейцы не уступили и не сказали, как именно они будут проводить денуклеаризацию, а Трамп ответил: «а я тогда не буду обещать, что отменю ограничительные меры».

— Где во всем этом Владимир Путин? Что он думает, следя за ситуацией из Москвы?

— Полагаю, он может быть доволен, ведь появилась перспектива, что Соединенные Штаты (на словах или даже на деле) снизят свою активность в этом регионе. Трамп, как говорят, раздумывает о выводе войск из Южной Кореи и отказе от проведения совместных американо-корейских военных учений. Это серьезные намерения, и даже если они не будут реализованы, сами такие разговоры работают на ослабление американского присутствия в регионе. В этом заинтересован Китай. Путин опосредованным образом тоже, но главную роль там играет Пекин.

— Россия оказалась сейчас в центре внимания: начинается чемпионат мира по футболу. Его победителем станет Владимир Путин?

— Победителем чемпионата, да. Он подготовил себе поле. Вчера состоялось заседание «нормандской четверки», посвященное ситуации в Донбассе. Кремль хочет обезопасить себя, чтобы Украина не устроила там во время турнира каких-то беспорядков, чтобы она не взяла пример с Путина, который так ловко разыграл ситуацию с Грузией, когда была Олимпиада.

— Путин хочет привлечь внимание мира и показать, что в России все прекрасно несмотря на санкции?

— Да, поэтому он сидит тихо. Вы слышали в последние несколько недель и даже месяцев какие-нибудь резкие выступления Путина? Нет. Он сидит тихо-мирно. «У нас очень хорошо, приезжайте, поиграем». А когда чемпионат закончится, Кремль вернется к…

— Глава британской дипломатии Борис Джонсон сравнил российский чемпионат с Олимпийскими играми, которые в 1936 году проводила гитлеровская Германия. «То, что Путин собирается прославить себя таким образом — это тошнотворная перспектива», — заявил он.

— Я бы назвал эти параллели слишком сильными, будем надеяться, что аналогия не будет полной. Россия, конечно, использует мероприятия такого рода, то есть Олимпиаду, чемпионат, чтобы заявить: «у нас нормальная страна, нормальная держава. С нами можно вести дела, но этот зловредный Запад постоянно нам мешает».

— Президент Анджей Дуда (Andrzej Duda) (по крайней мере, пока) не собирается ехать на чемпионат. Возможно, он изменит мнение, если поляки будут играть в финале.

— Его пресс-секретарь сказал, что если наши выйдут в финал, он уговорит президента полететь в Москву.

— Вы бы стали его уговаривать это сделать?

— Пусть летит, почему нет, лишь бы поляки вышли в финал.

— Остается вопрос, была ли история с защитником Камилем Гликом (Kamil Glik) элементом психологической игры с противником. В итоге оказалось, что в Россию он поедет.

— Не знаю, я не сторонник теорий заговоров, не думаю, что это было сделано намеренно. Раз клубный врач Глика говорит, что все нормально, значит, он в порядке, а это звучит оптимистично. Будем надеяться, что Камиль вместе с Робертом (Левандовским, — прим. ред.) приведут нас в финал.

— Польская сборная выйдет в финал?

— Пожелаем ей удачи.

США. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 июня 2018 > № 2645904


Япония. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > nhk.or.jp, 13 июня 2018 > № 2642804

Семьи похищенных просят правительство Японии вернуть близких домой

После прошедшего американо-северокорейского саммита члены семей японцев, похищенных Северной Кореей, намерены призвать правительство принять меры для возвращения своих близких.

Президент США Дональд Трамп во вторник заявил, что поднимал вопрос похищений на встрече с лидером Северной Кореи Ким Чен Ыном. Трамп сказал, что Пхеньян займется этим вопросом.

Семьи похищенных японцев просят правительство своей страны объяснить, изменилась ли позиция Северной Кореи в этом вопросе. До настоящего времени Пхеньян заявлял, что проблема похищений уже решена.

Как ожидается, дипломатические переговоры между Японией и Северной Кореей могут стать более интенсивными после саммита Трампа и Кима.

Семьи похищенных хотят убедиться, что прикладываемые усилия приведут к успешному итогу, и их близкие смогут вернуться домой.

Япония. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > nhk.or.jp, 13 июня 2018 > № 2642804


Япония. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > nhk.or.jp, 13 июня 2018 > № 2642803

Премьер-министр Японии отметил возможность саммита с Северной Кореей

Премьер-министр Японии Синдзо Абэ провел во вторник телефонную беседу с президентом США Дональдом Трампом, который направлялся на родину после завершения саммита с северокорейским лидером Ким Чен Ыном. Трамп ознакомил японского премьер-министра с итогами саммита.

Позже Абэ сообщил журналистам, что самым большим значением обладает обещание Ким Чен Ына президенту Трампу о его готовности к полной денуклеаризации Корейского полуострова.

Абэ также сообщил, что он поблагодарил американского президента за то, что он поставил вопрос похищений в ходе саммита.

Японский премьер-министр сказал, что, полагаясь на сильную поддержку со стороны Трампа, он намерен обеспечить непосредственное участие Японии в решении данного вопроса с Северной Кореей, указывая тем самым на возможность проведения саммита Японии и Северной Кореи.

Япония. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > nhk.or.jp, 13 июня 2018 > № 2642803


США. КНДР. Сингапур > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 13 июня 2018 > № 2641688

Встреча Ына и Трампа: важный маркер развития ситуации в Евразии

К некоторым итогам северокорейско-американской встречи в Сингапуре

На острове Сентоса в отеле «Капелла» в Сингапуре 12 июня прошла первая в истории и потому вошедшая в нее встреча лидеров КНДР и США — Ким Чен Ына и Дональда Трампа. По результатам переговоров был согласован и подписан совместный итоговый документ. Главный его смысл в том, что в обмен на согласие начать длительный процесс постепенного отказа от ядерного оружия Северная Корея получает американские гарантии, в том числе по прекращению совместных военных маневров с Южной Кореей, которые на Севере считают «генеральной репетицией» вторжения.

«Единственный результат, который устроит Вашингтон на саммите в Сингапуре, это полная денуклеаризация Корейского полуострова», — заявил 11 июня, вдогонку улетевшему из Вашингтона в Канаду и далее в Сингапур Трампу, госсекретарь США Майк Помпео.

Будет ли «денуклеаризация» полной и затронут ли стороны при этом очень щекотливую проблему наличия американского ядерного оружия на юге Корейского полуострова, которую ни Вашингтон, ни Сеул никогда не комментировали, — это интересный вопрос. Но вот быстрой она точно не окажется. А ведь именно это понимание одностороннего разоружения КНДР вытекало из приведенных слов американского госсекретаря — «здесь и сейчас». Так каков итог встречи для США — «лучше, чем ожидалось» по Трампу или провал по Помпео? Или все объясняется тем, что язык дан политикам, чтобы скрывать свои мысли?

Насколько американские гарантии серьезны, особенно ввиду того, что они нигде толком не прописаны, — не менее важный, но другой вопрос (не будем углубляться в главную дилемму между отказом от нападения и наделением безопасностью). Кстати, Иран уже предупредил Кима, что обещания Трампа могут улетучиться раньше, чем он долетит домой. Так ведь и Пхеньян никто никуда не подгоняет, и порядок ядерного разоружения, если до него вообще дойдет дело, как и режим контроля, будет определяться отдельными документами. Так что принятый документ — сугубо рамочный. Но по-другому и быть не могло, и вопрос стоял между подписанием такого ни к чему не обязывающего заявления и его неподписанием, что означало бы полный провал переговоров.

Анализ показывает, что Ким Чен Ын от встречи получил гораздо больше, чем Трамп, который разве что продемонстрировал «вездесущий» характер американского влияния, без которого в мире ничего не решается. Впрочем, лично Трамп получил больше, чем США.

Прежде всего, он укрепил внутриполитические позиции, которые в северокорейском вопросе ему, однако, придется еще отстаивать. Санкции Вашингтона против Пхеньяна вводил не Трамп, а Конгресс. И не Трампу, а конгрессменам их отменять. А их еще потребуется в такой необходимости убедить, особенно в преддверии предстоящих в ноябре этого года промежуточных выборов.

Что касается Кима, то, помимо полноценного международного признания, он получил развитие позитивного тренда в отношениях с Югом Корейского полуострова, с которым, как следует из его инициатив, собирается объединяться. Кроме того, нет сомнений, что северокорейскому лидеру удалось просунуть «черного кота» между дальневосточными сателлитами Вашингтона — Южной Кореей и Японией: первая выступила одним из ключевых организаторов сингапурской встречи, а вторая уже успела «озаботиться» итогами переговоров, усмотрев в них угрозу «особым» американо-японским отношениям в сфере безопасности.

Первые признаки этого неравенства итогов встречи для сторон уже видны по новостным лентам американских СМИ. В некоторых Трампа прямо обвиняют, что он повел себя не как президент, а как бизнесмен, которому нужна была сделка любой ценой. Сам факт встречи, да еще с совместным выходом на балкон, — еще несколько месяцев назад такое и присниться никому не могло. Но времена имеют свойство меняться, особенно после того, как на мартовском годовом заседании Трехсторонней комиссии, символически проведенном в том же в Сингапуре, «сильные мира сего» отдельно рассмотрели вопрос о безопасности в Северо-Восточной Азии.

Поэтому это только кажется, что у американского президента одна рука не знает, что делает другая. Ведь рядом с вопросом о безопасности вокруг Корейского полуострова стоит вопрос о «европейском популизме», поставленный менее недели назад на Бильдербергской конференции в Турине. Трамп и ведет себя соответственно постановке этих вопросов — «обостряет» с «европейскими популистами» и замиряется (или делает вид) с «серьезными парнями» с Северо-Востока Азии.

Так какие вопросы к Трампу могут быть у американского истеблишмента? Он ведь как мог сопротивлялся, даже отменил было встречу, но тут же осадил назад. Надо понимать, что хозяин Белого дома и хозяин Америки — это разные вещи. И разные уровни.

Лакмусовая бумажка настоящих итогов встречи — это реакция официального Пекина. И как мы видим, в заявлении МИД КНР по итогам встречи в Сингапуре говорится об ее успешности и продвижении политического урегулирования. «Консенсус», достигнутый сторонами, несмотря на его расплывчатость, вплоть до непонятности того, в чем он заключается, в Китае поддерживается. Провозглашенная денуклеаризация при этом увязывается с достижением мира и стабильности и внедрением принципа решения всех проблем путем диалога и консультаций. Китайская сторона, с которой Ким Чен Ын в преддверии переговоров с Трампом только на высшем уровне консультировался дважды, даже не стала скрывать своих эмоций, пообещав приложить к этому «неустанные усилия».

«Все идет по плану», — так можно охарактеризовать китайскую реакцию. И это многих пугает. Не успели окончиться сингапурские переговоры, как японский премьер Синдзо Абэ уже выразил готовность тоже встретиться с Кимом. Даже раньше, чем озаботился перспективой отмены американо-южнокорейских маневров. В Вашингтоне сняли барьеры на японское «самовыражение»? Даже если и так, то метания Абэ как нельзя лучше показывают то смятение, в котором находятся сейчас восточноазиатские умы. С одной стороны, мир лучше, чем война — горячая или холодная. С другой же стороны, холодная война — это застывшая стабильность, понятность и предсказуемость, а куда выведет «кривая» перемен — это одному Богу ведомо. Свобода, как всегда, приходит нагая. И предстоит еще выяснить, приходит ли («я думала это весна, а это — оттепель…»).

Да что там страны! В самих США никто ничего пока толком не понимает. Буквально через пару-тройку часов после завершения переговоров представитель Пентагона, где, видимо, к тому времени «переварили» полученную информацию, высказался в том смысле, что американские военные ни в Южной Корее, ни в Японии пока не получали указаний сворачивать учения. Тревога по поводу неопределенности налицо.

Лиха беда начало! Может и так случиться, что очень скоро не об учениях вопрос уже встанет, а о полном выводе американских войск, дислоцированных на юге полуострова. Если выяснится, что в США началась своя «перестройка». А может и обратно «на мороз» все пойти, если «оттепель», а не «весна».

Итак, что во всем этом самое главное, если оставить за скобками взаимные реверансы и восторженные реплики с балкона и после него? Главное — отсрочка ядерного разоружения Северной Кореи, если оно, положа руку на сердце, вообще состоится. Никаких временных рамок не обозначено, значит, договоренности с северокорейской стороны просто «подвешены».

В пользу пролонгации процесса говорит желание сторон обменяться визитами. Это требует времени, и немалого. А Вашингтону на задержки Пхеньяна ответить будет нечем. Во-первых, Ким всегда сможет перевести стрелки на своего вчерашнего визави по переговорам, объяснив это «звериной сущностью» американского империализма (и доказательства всегда отыщутся). Да и вообще — у сторон море возможностей объяснять собственное бездействие кознями партнеров с другой стороны.

Во-вторых, ответная американская отсрочка с отменой санкций для КНДР — это комариный укус. Привыкли, и все уже налажено.

В-третьих, для США такая отсрочка, а то и отказ — единственный способ успокоить американских сателлитов. Ясно ведь, что количество возможных препон и рогаток зашкаливает, и Пхеньян может выйти из мирного процесса в любой момент, как только сочтет, что его продолжение угрожает национальной безопасности. Многозначительно помалкивает и мудрый Мун Чжэ Ин в Сеуле.

Что устраивает в сложившейся ситуации Китай? На северокорейскую ядерную программу завязано и поставлено очень многое. В том числе, если уж как есть, — судьба безопасности Ирана. Именно поэтому в Тегеране и наблюдали за встречей внимательней остальных, и отреагировали на ее результаты одними из первых.

Но не только. По большому счету, в диалоге КНДР, из-за спины которой выглядывает Китай, решается вопрос о том, в каком направлении пойдет реализация проекта, который на Западе называют «петлей анаконды», а на Востоке — «Одним поясом, одним путем». КНДР — не только мистическая, пусть и мистическая тоже, но и ключевая геополитическая точка, хотя, казалось бы, находится на периферии, а то и за рамками этого маршрута. Стратегия трансконтинентальной, а по сути, глобальной безопасности, которая прочерчивает вдоль новоявленного «шелкового пути» цепочку негласных соглашений, ставит вопрос так, что китайский контроль над процессами вокруг связанных между собой ядерных программ КНДР и Ирана обеспечивает доминирование «ветра с Востока над ветром с Запада».

А стоит Трампу «дожать» КНДР, как вектор развернется и прочертится в обратном направлении, воспроизведя конфигурацию «Большой игры» XIX века. И в этом смысле интересы КНР однозначны: они ставят целью обеспечить маршруту восточный вектор. И в данном конкретном случае если и не совпадают с долгосрочными, стратегическими интересами России полностью, то соответствуют им куда в большей степени, нежели западный вектор «анаконды».

Что же касается тактики, то и здесь не все так однозначно. Сложнейшая игра, которая ведется в квадрате Россия — США — Израиль — Иран, отголосками которой являются майские московские договоренности Владимира Путина с Биньямином Нетаньяху, вынуждает российскую дипломатию оставлять некое «пространство маневра» в отношениях с тем же Ираном. Все закономерно, и друг другу не противоречат ни эти договоренности, ни российско-китайская «дорожная карта» по корейскому вопросу и поддержка Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по иранской ядерной программе, против которой так сильно возбудился Трамп. Просто геополитическая ответственность у России шире, чем у Китая, и распространяется на оба основных евроазиатских ТВД — на западе и на востоке.

И главное здесь, заигравшись в тактику, не упустить стратегию и не прозевать ветры новых перемен, которые в нынешней, весьма турбулентной, международной обстановке могут подуть совершенно неожиданно и потребовать немедленной смены тактической модели. Вплоть до разворота. Получится ли? В этом сегодня главный вопрос.

 Владимир Павленко

США. КНДР. Сингапур > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 13 июня 2018 > № 2641688


США. КНДР. Сингапур > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 13 июня 2018 > № 2641689

Atlantic: Трамп ушел с саммита США-КНДР почти с пустыми руками

На данный момент Трамп мало чем может похвастаться, разве лишь установлением более дружеских отношений с Ким Чен Ыном

Во вторник, 12 июня, президент США Дональд Трамп и северокорейский лидер Ким Чен Ын провели в Сингапуре переговоры и подписали совместное заявление. Сразу же после этого Трамп заявил, что состоялось «очень важное событие в мировой истории». Однако на данный момент Трамп мало чем может похвастаться, разве лишь установлением более дружеских отношений с Ким Чен Ыном, пишет Ури Фридман в статье для американского журнала The Atlantic.

Из совместного заявления следует, что Северная Корея так и не взяла на себя обязательство о полной, поддающейся проверке, и необратимой ликвидации своей ядерной программы. Именно на этом требовании администрация Трампа постоянно настаивала. Вместо этого, Северная Корея просто подтвердила то, с чем она согласилась в ходе апрельского саммита с президентом Южной Кореи Мун Джэином: «Работать над полной денуклеаризацией Корейского полуострова». Другими словами, КНДР выразила свою приверженность не собственной денуклеаризации, а определенным целям денуклеаризации. В течение многих лет КНДР использовала эту многообещающую фразу, подразумевая сценарий, при котором Пхеньян откажется от своего ядерного оружия в обмен на определенные уступки со стороны США. Во-первых, Пхеньян стремится к тому, чтобы Южная Корея вышла из-под защиты американского ядерного арсенала. Во-вторых, Северная Корея заинтересована в прекращении военного союза между США и Южной Кореей и «враждебной» политики США в отношении КНДР. К тому же Ким Чен Ын и Трамп не указали точного графика денуклеаризации Корейского полуострова.

На пресс-конференции, состоявшейся после саммита, Трамп озвучил противоречивые заявления касательно успеха, достигнутого в ходе переговоров с северокорейским лидером. Трамп указал на развитие «отношений» с Ким Чен Ыном, подчеркнул, что саммит — «это лишь начало трудного процесса», добавив, что Ким Чен Ын сделал только «первый шаг к новому светлому будущему для своего народа». В то же время он назвал совместное заявление «очень всеобъемлющим» и утверждал, что «я не думаю, что можно было добиться более четких» определений в отношении денуклеаризации. Трамп добавил, что официальные лица США работали над содержанием совместного заявления в течение нескольких месяцев и что документ был «проработан до мельчайших деталей». На вопрос о том, почему в документе не содержится никаких подробностей о процессе денуклеаризации, Трамп ответил: «Потому что не было времени».

Трамп заявил, что саммит был успешным как для США, так и для Северной Кореи. США не отказались от чего-либо ценного, в то время как Северной Корее «пришлось много от чего отказаться». Трамп отметил, что помимо «полной денуклеаризации» Северной Кореи и передачи останков американских солдат, он добился от Ким Чен Ына устного обещания после церемонии подписания в Сингапуре о том, что Пхеньян закроет испытательный центр ракетных двигателей. Глава Белого дома также напомнил, что Северная Корея сделала ряд жестов доброй воли в преддверии саммита: прекратила ракетные и ядерные испытания, освободила трех американских заложников, закрыла ядерный полигон.

Затем Трамп перечислил одну за другой целый ряд возможных уступок со стороны США. Глава Белого дома заявил, что американские санкции в отношении КНДР «будут сняты, когда мы будем уверены, что ядерное оружие больше не играет определенной роли», однако сразу же отошел от этой твердой позиции, заявив, что он «действительно с нетерпением ждет их снятия» и что Китай поступил «хорошо», когда ослабил санкции на своей границе с КНДР. Объявив о том, что на время проведения переговоров США приостановили проведение совместных военных учений с Южной Кореей, Трамп занял давнюю позицию КНДР о том, что «военные игры» являются очень «провокационными» и не имеют ничего общего с законными мерами обеспечения безопасности. «Я много знаю о самолетах. Это очень дорого», — заявил Трамп о военных учениях с участием американских бомбардировщиков, базирующихся на острове Гуам. Трамп также намекнул на то, что может исполнить одно из ключевых требований КНДР — вывод американских войск из Южной Кореи. «На определенном этапе я хочу вернуть наших солдат домой», — заявил Трамп.

Глава Белого дома также признал, что в ходе саммита не затронул нарушения в сфере прав человека в КНДР, хотя ранее заявлял, что поднимет этот вопрос на переговорах. По правде говоря, в сфере прав человека «грубые нарушения можно встретить во многих местах, а не только в КНДР», подчеркнул Трамп.

Трамп отказался от видения советника по национальной безопасности Джона Болтона, предусматривающего быстрый процесс денуклеаризации КНДР, согласившись с точкой зрения Северной Кореи, настаивающей на том, что процесс денуклеаризации займет продолжительный период времени. Трамп также отметил, что «с научной точки зрения, я наблюдал и много читал об этом, процесс занимает много времени». Разумеется, этот шаг Трампа можно истолковать не как уступку КНДР, а как признание реальной действительности. По мнению ведущего эксперта по ядерной программе КНДР Зигфрида Хекера, ядерное разоружение Северной Кореи может занять от 10 до 15 лет.

Трамп не привел веских доказательств того, почему нынешние переговоры будут отличаться от предыдущих неубедительных переговоров, длившихся на протяжении 25 лет. Почему Северная Корея именно сейчас действительно согласится отказаться от ядерного арсенала, на создание которого ушли десятилетия и огромные материальные ресурсы? «Всю свою жизнь я заключал сделки, я отлично с этим справлялся. Я думаю, что он хочет заключить сделку», — заявил Трамп, руководствуясь впечатлением, сложившимся за первые несколько секунд после начала переговоров.

Размышляя о самом крупном достижении саммита в Сингапуре, Трамп указал на предотвращение военного конфликта, который он сам ранее угрожал развязать, и начало дипломатического процесса, который все еще обладает потенциалом для урегулирования северокорейского ядерного кризиса.

Александр Белов

США. КНДР. Сингапур > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 13 июня 2018 > № 2641689


США. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 13 июня 2018 > № 2644194 Алексей Гордеев

Встреча американского "голиафа" с северокорейским "давидом"

Трамп готов подвести черту подо всем послевоенным мироустройством

Алексей Гордеев

Встреча президента США Дональда Трампа с лидером КНДР Ким Чен Ыном, в реальности которой так долго сомневались глобальные масс–медиа, всё-таки произошла. Как и планировалось ранее, 12 июня, в Сингапуре. Сразу после саммитов "Большой семёрки" и Шанхайской организации сотрудничества.

И если в канадском Ла-Мальбе Трамп не жалел жёсткости и сарказма в адрес традиционных союзников Америки, то на встрече с "северокорейским рокетменом" он был сама учтивость, рассыпаясь в комплиментах своему визави. Контраст был слишком разительным, чтобы полностью списать его на "неадекватность" действующего хозяина вашингтонского Белого дома. Скорее, наоборот — видимо, "на кону" для него здесь стояло нечто гораздо большее, чем на встрече с партнёрами по G7.

Ни финансово-экономический, ни военно-стратегический вес самого Пхеньяна, при всём уважении к подвигам "страны чучхе", такому отношению со стороны американского президента явно не соответствует. Следовательно, дело не в Ким Чен Ыне как таковом, и не в значении достигнутых на сингапурской встрече соглашений, поскольку обозначенные четыре пункта итоговой декларации: США и КНДР принимают обязательства установить отношения между странами в соответствии с желанием народов этих государств добиться мира и процветания; США и КНДР совместно приложат усилия для того, чтобы установить на территории Корейского полуострова устойчивое и продолжительное состояние мира; КНДР подтверждает приверженность Пханмунджомской декларации, подписанной 27 апреля 2018 года, и полному освобождению Корейского полуострова от ядерного оружия; США и КНДР принимают обязательства по возвращению останков военнопленных и пропавших без вести, включая возвращение уже идентифицированных останков, — честно говоря, на "дипломатический прорыв" мирового значения не тянут и никаких конкретных обязательств договаривающихся сторон не предусматривают.

А в чём же тогда дело?

Если рассматривать "бэкграунд" первой в истории американо-северокорейской встречи на высшем уровне комплексно, то обращают на себя внимание следующие обстоятельства.

Первое обстоятельство — внутриполитическое. КНДР — одно из немногих государств мира, открыто занимающих радикально антиамериканскую позицию (к числу таковых относятся сегодня разве что Иран и, уже в меньшей степени, Куба с Венесуэлой). И в этом качестве Пхеньян является постоянной "занозой" для американского "глобального лидерства", которая мешала и мешает "вашингтонскому обкому" чувствовать себя комфортно и уверенно. Можно сколько угодно называть "страну чучхе" государством-изгоем, вводить против неё санкции вплоть до блокады, высмеивать её политических лидеров из "династии Кимов" и т.д., но сути дела это не меняет: пока весь мир видит, что американский "голиаф" не справляется с северокорейским "давидом", сила первого находится под большим вопросом. Поэтому все американские президенты, начиная с Буша-младшего, придавали важное значение отношениям с Пхеньяном. То есть этот вопрос уже минимум два десятилетия находится в фокусе приоритетов американской политики: как внешней, так и внутренней. И сингапурскую встречу Трамп сразу может занести себе и своей партии в актив накануне уже близких промежуточных выборов 4 ноября 2018 года.

Второе обстоятельство — собственно внешнеполитическое. Мы видели, как Трамп в течение всего своего президентства пытался "дрессировать" Ким Чен Ына "кнутом и пряником": то суля лидеру КНДР златые горы, то посылая против него сразу три авианосные группы с приказом "нанести сокрушительный удар". Насколько серьёзно всё было в последнем случае, можно судить по реакции китайской и российской сторон, которые направили к берегам Корейского полуострова свои военно-морские силы, что несколько охладило пыл "Большого Дональда".

Китай, со времён Корейской войны являющийся "старшим братом" для КНДР, успешно использует ракетно-ядерную программу Пхеньяна в качестве весьма эффективного инструмента давления на США не только в Азиатско-Тихоокеанском регионе, но и в более широком, общемировом масштабе. Когда же дело подошло к критической отметке, свою лепту в урегулирование ситуации внесла и Россия, заявив о недопустимости военного конфликта в непосредственной близости от своих дальневосточных границ. Буквально накануне сингапурского саммита, 31 мая, министр иностранных дел РФ Сергей Лавров посетил КНДР с официальным визитом, в комментариях к которому от российского МИДа "совершенно случайно" было использовано знаковое сочетание "вежливые люди": "Мы получили приглашение, и не абстрактное, а с конкретными сроками. И, как вежливые люди, мы им воспользовались". Так что здесь речь может идти, прежде всего, о весьма отчётливых и, не исключено, заранее согласованных "сигналах" Дональда Трампа в адрес Пекина и Москвы.

Существует также и третье, весьма важное, обстоятельство, которое можно назвать символическим. Речь идёт о том, что Корейская война 1950—1953 гг. была, по сути, последним конфликтом в рамках Второй мировой войны, который формально не завершён и по сей день, — подписанному 27 июля 1953 года между США и КНДР договору о перемирии и прекращении огня, а также о линии демаркации по 38-й параллели северной широты, скоро исполнится 65 лет, а с 13 декабря 1991 года оно дополнено Соглашением о примирении, ненападении, сотрудничестве и обменах между КНДР и Южной Кореей, но официально эта война не завершена каким-либо правовым актом. Теперь это становится не просто возможным, а неизбежным. Подписав соглашение с Ким Чен Ыном, Дональд Трамп ещё раз продемонстрировал готовность США "подвести черту" под Второй мировой и под всем послевоенным мироустройством, с новым "глобальным переформатированием" матрицы международных отношений. Что и говорить, это решительный и важный шаг — правда, к непрерывно удаляющейся линии горизонта…

США. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 13 июня 2018 > № 2644194 Алексей Гордеев


Япония. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > nhk.or.jp, 13 июня 2018 > № 2642800

Ёсихидэ Суга: Япония продолжит поиск решения проблем, связанных с Северной Кореей

Генеральный секретарь кабинета министров Японии Ёсихидэ Суга сказал, что его страна вместе с США продолжит оказывать нажим на Северную Корею, чтобы добиться от нее конкретных шагов в направлении денуклеаризации.

Суга заявил на пресс-конференции в среду, что состоявшийся накануне американо-северокорейский саммит снизил напряженность в ситуации с безопасностью Японии.

По его словам, Япония больше не находится под постоянной угрозой запуска ракет в ее направлении.

Однако он отметил, что не все вопросы, связанные с Северной Кореей, могут быть решены в ходе одной встречи.

Коснувшись проблемы похищения японских граждан, Суга сказал, что правительство намерено напрямую обратиться к Северной Корее с этим вопросом и взять на себя инициативу по поиску решения при поддержке президента США Дональда Трампа.

Япония. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > nhk.or.jp, 13 июня 2018 > № 2642800


США. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 июня 2018 > № 2645918

Фантастическая встреча — для Трампа и Кима

Энн Эплбаум (Anne Applebaum), The Washington Post, США

Ряд флагов США и Северной Кореи выстроились бок о бок вдоль сцены. Два человека выходят на сцену с противоположных сторон и жмут друг другу руки. Они позируют фотографам. Они уходят снова. Этот тот образ, та картинка, которую оба этих человека хотели проецировать на весь мир. Но почему?

Это был момент оправдания Ким Чен Ына. Разумность его ядерной политики получила подтверждение: его крошечная, бедная, зачастую голодная страна, где сотни тысяч сгинули в концентрационных лагерях, мало отличающихся от тех, что построил Сталин, эта страна вела на равных переговоры с Соединенными Штатами. Если бы Ким не продолжил свою ракетную программу, если бы он не усовершенствовал свои ракетные средства доставки, президента Трампа здесь бы не было.

Эти фотографии также помогут Киму решить важную проблему. Все диктаторы небезопасны, а абсолютные диктаторы в сравнении с остальными небезопасны абсолютно. Несколько лет назад Ким устроил тщательно продуманное убийство своего дяди, заставив остальную элиту наблюдать, как его конкурента разрывают на части зенитные пулеметы. Страх и ужас — это один из способов передачи посланий власти; стимулирование восхищения и благоговения — другой. Флаги и рукопожатие укрепят легитимность Кима и усложнят его свержение.

Для Трампа этот образ решает проблему несколько иного рода, касающуюся его собственного чувства неуверенности. Юридически его легитимность не вызывает сомнений. Тем не менее, он, судя по всему, часто беспокоится о том, так ли это на самом деле. Избранный без поддержки большинства, Трамп неоднократно утверждал, что она у него есть. Не имея политических, образовательных или каких-либо других компетенций, Трамп приписывает себе почти мистические, интуитивные качества. Пока они его только подводили. В сложных, тонких мирах экономики и безопасности он не достиг ничего, кроме разрушения: предыдущих соглашений, институтов, даже успокаивающего заявления G7, сделанного всего несколько дней назад. Между тем, в Сингапуре у него получилось чего-то достичь без обсуждения сложных вопросов, без каких-либо интеллектуальных усилий вообще: фотография, «прорыв», образ человека с чутьем на сделки, который хочет «мира».

Фото из Сингапура также важны для Трампа, потому что он сам создал эти образы. При встрече с союзниками Трамп не контролирует нарратив и не решает, что увидят люди. Действительно, фото, которое стало символом этой катастрофической, сердитой встречи Большой семерки, не было его собственным творением: оно было сделано немецким фотографом, который показал, как канцлер Ангела Меркель склоняется над столом и разговаривает с американским президентом, будто родитель с ребенком. В Сингапуре, напротив, Трамп контролировал камеры, даже намеренно отдавая приоритет сингапурскому телевидению, а не пулу Белого дома. Он наслаждался этой способностью. «У вас получаются хорошее фото?— спросил он человека с камерой, — Так мы выглядим красиво, привлекательно, прекрасно и идеально?» Что касается итогов встречи по существу, то их не было. В подписанном по итогам документе повторяются предыдущие расплывчатые договоренности. Он, как и в прошлом, обещает «денуклеаризацию», но без какой-либо конкретики, как и раньше. Это подразумевает, что теперь будут дальнейшие переговоры о переговорах, но ранее это были американо-северокорейские переговоры. Если бы какой-нибудь предыдущий американский президент — республиканец или демократ — вернулся после события вроде этого, в котором было отдано столь же много, сколь малым оказался показанный результат, он был бы смущен и, вероятно, оскорблен.

Но Трамп и Ким — это два человека, которые выживают в политике, настаивая каждый на своей собственной версии реальности. Оба имеют пропагандистские машины, которые будут трубить о большом успехе. Обоим будут громко аплодировать их сторонники. Оба выиграют лично, даже если их страны — нет. В этом смысле это и впрямь была, как сказал Трамп, «действительно фантастическая встреча».

США. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 июня 2018 > № 2645918


Тайвань. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > russian.rti.org.tw, 13 июня 2018 > № 2643040

В Министерстве иностранных дел Китайской Республики (Тайваня) прокомментировали первую встречу президента США Дональда Трампа и лидера Северной Кореи Ким Чен Ына, которая состоялась в Сингапуре 12 июня.

В МИДе заявили, что денуклеаризация Корейского полуострова станет важным шагом на пути к мирному и стабильному развитию во всем регионе. Тайвань полностью поддерживает установление диалога между США и Северной Кореей, в результате которого удастся снизить напряженность во взаимоотношениях между Корейским полуостровом и Азиатско-Тихоокеанским регионом.

В МИДе добавили, что Тайвань будет следить за дальнейшим развитием ситуации и оказывать необходимое содействие мировому сообществу для стабильного и мирного развития региона.

Анна Бобкова

Тайвань. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > russian.rti.org.tw, 13 июня 2018 > № 2643040


США. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 июня 2018 > № 2645908

Реакция мира на встречу глав США и КНДР

Асахи симбун, Япония

Мир по-разному отреагировал на встречу лидеров США и КНДР, которая состоялась 12 июня

Иран

«КНДР ведет переговоры с американскими политиками, которые не отличаются интеллектом».

12 июня иранское информационное агентство «Фарс», близкое к правительству, передало заявление пресс-секретаря правительства Ирана Мухаммада Багера Ноубахта. На него повлиял односторонний выход США из ядерного соглашения по Ирану, а также намерение президента Трампа не признавать заявление лидеров стран «большой семерки», которое он одобрил до этого.

Пресс-секретарь МИД ИРИ Бахрам Касеми также подчеркнул в ходе пресс-конференции 11 июня: «Мы предупредим КНДР, чтобы она крайне осмотрительно отнеслась к ведению переговоров с США, в особенности с президентом Трампом». Он продолжил: «С учетом таких неправомерных действий, как выход из ядерного соглашения, мы не можем оптимистично относиться к переговорам между США и КНДР».

Израиль

Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху в ходе встречи с депутатами правящей партии 11 июня заявил: «Это — историческая встреча. Мы желаем, чтобы президент Трамп преуспел в предотвращении ядерной угрозы КНДР». Тем не менее бывший глава политического отдела Минобороны Израиля Амос Гилад в интервью нашей газете подчеркнул: «Я не могу представить, что КНДР откажется от ядерного оружия. Я думаю, они хотят обмануть США».

Россия

МИД России в заявлении поприветствовал встречу: «Исправление отношений между США и КНДР необходимо для переговоров по проблеме Корейского полуострова, включая ядерное оружие». В нем говорится, что «отказ от провокаций необходим для создания доверительных отношений». Внешнеполитическое ведомство России оценило слова президента Трампа, который заявил, что будет неправильно продолжить проведение совместных с Южной Кореей военных учений. Более того, МИД РФ призвал международное сообщество обсудить создание системы безопасности на основе интересов стран северо-восточной Азии.

Россия испытывает опасения в связи с тем, что обсуждение проблемы КНДР будет проходить по инициативе США. Она призывает к возобновлению шестисторонних переговоров с участием КНДР, США, а также Японии, Южной Кореи, Китая и России. По информации «РИА Новости», первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по международным делам Владимир Джабаров заявил: «Переговоры по мирному урегулированию на Корейском полуострове не будут развиваться без таких крупных стран, как Россия и Китай».

Франция

Комментируя рукопожатие глав США и КНДР, французская «Ле Монд» (Le Monde) сообщила: «Трамп и Ким, которые называли друг друга "сумасшедшим стариком" и "жирный коротышка", не могли даже представить, что они будут жать друг другу руки».

Что касается совместного заявления, то «Ле Монд» назвала его сомнительным, поскольку в него не было включено требование США о ядерном разоружении, которое должно быть полным, не подлежащим пересмотру и с возможностью инспектирования, и КНДР не пообещала ликвидировать ядерное оружие.

Австралия

12 июня министр иностранных дел Австралии Джули Бишоп подчеркнула: «Это — первый шаг в правильном направлении. Надеюсь на продолжение диалога». Также она напомнила: «КНДР должна принять конкретные и наглядные меры».

США. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 июня 2018 > № 2645908


США. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 июня 2018 > № 2645901

Трамп: пресс-конференция по Северной Корее

Vox, США

(Окончание. Начало здесь)

— Господин президент, эта неделя оказалась очень насыщенной на международной политической сцене. Вы покидаете саммит в Сингапуре, заявив, что Ким Чен Ын — талантливый человек. Несколько дней назад вы покидали саммит «Большой семерки», назвав премьер-министра Канады Джастина Трюдо слабым и бесчестным человеком. Что вы можете сказать союзникам Америки, которые беспокоятся, что вы подрываете наши давние альянсы, и волнуются о том, как вы относитесь к нашим историческим друзьям и врагам?

— Это вполне уместный вопрос. Мы провели прекрасную встречу с «Большой семеркой». Я уехал. Буду говорить честно. Нами пользуется практически каждая из стран, входящих в ее состав. Из-за плохого руководства и президентов, которых не слишком интересовала торговля, или они не понимали ее, или по какой-либо иной причине, Китай стал, как это очевидно, наиболее успешен в ней, а Европейский союз занял второе место. Мы потеряли 151 миллиард долларов. Все они присутствовали на встрече. Нами пользуются в области торговли. У Канады есть очень большой перевес по сравнению с нами в вопросе торгового дефицита. У нас большой дефицит торгового баланса с Канадой. Это излишек. Это либо 17, либо 100. Не знаю, видели ли вы это. Мы это выяснили. Возможно, они пытались продемонстрировать те 151 миллиард, что мы проиграли. Они были представлены на саммите. Это близко к 100 миллиардам долларов потерь с Канадой. Они не берут нашей фермерской продукции, большую ее часть. Они облагают 270%, но на днях мне рассказали, что они подняли пошлину на нашу молочную продукцию до 295%. Это несправедливо по отношению к нашим фермерам и по отношению к народу нашей страны.

Рабочие, фермеры, компании. У нас нет возможности вести торговлю. Они выставили огромные барьеры и пошлины. Когда я ввожу пошлины в ответ, баланс меняется. Так это и действует. Они сказали, что это ужасно. Я спросил: что ужасно? Мы должны сбалансировать потери. Пусть даже не полностью. Нам нужно немного выровнять баланс. Я говорю об этом в диалоге со многими странами. Мы закончили встречу, и все были довольны. Я согласился кое-что подписать. Я хотел внести изменения. Я требовал внести поправки.

На самом деле, на фотографии с Ангелой Меркель, с которой у меня, кстати, прекрасные отношения, где я сижу вот в такой позе, — там я жду документа, потому что я хотел увидеть финальный документ с теми поправками, которых я требовал. Это была дружественная встреча. Я знаю, что выглядела она не очень дружественно. Я знаю, что о ней писали неприятные вещи. Я из-за этого разозлился: на самом деле, мы все вместе обсуждали нечто, совершенно со всем этим не связанное.

Я ждал, когда вернут документ. Сел на самолет и, думаю, Джастин не знал, что на президентском самолете транслируют около 20 телеканалов. Я смотрю телевизор. И он дает пресс-конференцию о том, что он не позволит Соединенным Штатам помыкать собой. И я говорю «помыкать»? Мы только что пожали друг другу руки в очень дружественной обстановке. Другие страны не могут продолжать использовать нас в торговле. Цифры выходят за допустимые рамки.

За последние пару лет и за последние много лет, но особенно за последнюю пару лет эта страна потеряла 800 миллиардов долларов из-за торговли с другими странами. Крупнейшие потери — из-за Китая. 800 миллиардов. 151 миллиард — из-за торговли с ЕС. Они не принимают нашу сельскохозяйственную продукцию, почти не принимают. Они не принимают многое из того, что у нас есть, зато отправляют нам миллионы Мерседес-Бенц и БМВ. Это очень несправедливо. Очень несправедливо по отношению к нашим рабочим.

Я разберусь с этим. Это нетрудно. Спасибо.

Прошу вас, прошу вас.

[неразборчивый вопрос из зала]

Я бы хотел вовлечь Конгресс, да. У меня хорошие отношения с Джастином Трюдо. За исключением того, что он провел пресс-конференцию, потому что решил, что я уже в самолете и не смотрю ее. Он получил урок. Так делать нельзя. Мы посмеялись. У нас были хорошие отношения. У меня были хорошие отношения с Джастином. У меня очень хорошие отношения с Ангелой Меркель. Что касается НАТО, то мы платим 4,2%, а она — 1% от ВВП, который меньше нашего.

Мы платим 4,2%. Мы платим от 60% до 90% за НАТО. Мы защищаем страны Европы. А они убивают нас в торговле. А так нельзя. Это несправедливо по отношению к нашим налогоплательщикам и к нашему народу. У меня хорошие отношения с Джастином. На мой взгляд, у меня теперь очень хорошие отношения с председателем Кимом. Я действительно так считаю. Я надеюсь, что это так, потому что, если так и есть, мы решим серьезную проблему. Мы прошли большой путь, чтобы получить возможность найти ее решение.

Стоит ли нам продолжать? Не знаю. Это зависит от легендарной Сары Хаккаби Сандерс. Нам продолжать, Сара? Хорошо. Продолжим. Мне все равно. Вы же понимаете, что это просто значит, что все мы вернемся домой гораздо позже, верно? Продолжаем, конечно, прошу Вас.

— Здравствуйте, господин президент. Добро пожаловать в Сингапур.

— Спасибо.

— Надеюсь, вам понравилась наша кухня.

— Да, весьма.

— Вы охарактеризовали это как процесс. Каков будет следующий шаг? Происходит ли непрерывный диалог?

— Да. Мы встречаемся на следующей неделе для обсуждения деталей. Я имею в виду госсекретаря Помпео. На следующей неделе Джон Болтон и вся команда будет заниматься деталями и подготовкой этого вопроса. Мы хотим довести это до конца. Он хочет довести это до конца. Мы также очень тесно сотрудничаем с Южной Кореей и с Японией. Немного в меньшем объеме сотрудничаем с Китаем.

— Вы вернетесь в Сингапур?

— С радостью. Ваш премьер-министр — фантастический человек. Мы встречались с ним вчера. Он был очень гостеприимен. Возможно, это сыграло решающую роль. Прекрасное место. Спасибо большое. Да, мэм.

— Спасибо, господин президент. Благодаря чему в ходе вашего первого взаимодействия с председателем Кимом сегодня утром вы решили остаться, после того как сказали, что в первые же минуты узнаете, искренен он или нет.

— Я говорил это об отношениях. Я говорил это о людях. Знаете, в первую же секунду. А я был щедр и дал пять секунд. В некоторых случаях все понятно в первую же секунду. Порой это не действует. А порой — да. Мы не просто сразу сели за обсуждение сложных вопросов, которые накипели за 70 лет. Мы обсуждали это несколько месяцев. И, знаете, как только риторика прекратилась, как только они сделали этот большой шаг, когда Северная Корея решила отправиться на Олимпиаду. Президент Мун скажет вам, что Олимпиада шла не лучшим образом. Людям не хотелось, чтобы их бомбили на церемонии открытия. Билеты не продавались.

И как только председатель Ким сказал: «Давайте примем участие в Олимпиаде, билеты стали расходиться, как горячие пирожки. Он сделал большой шаг. Это был большой успех. После этого, в основном после этого, делегация из Северной Кореи отправилась в Белый дом. Они о многом рассказали, в том числе о том, что хотят денуклеаризации. Как только это началось, с окончания Олимпиады мы действительно перешли к обсуждению этого вопроса, после заявлений делегации о денуклеаризации.

— Если вы позволите, у меня есть еще один вопрос. В подписанном вами сегодня документе Северная Корея обязалась провести денуклеаризацию. Вы используете это, чтобы критиковать своих предшественников и политических оппонентов. Как вы можете гарантировать, что Северная Корея не пускает слов на ветер?

— Могу ли я гарантировать, что вы будете сидеть как следует, когда сядете на свое место? Ничего нельзя гарантировать. Все, что я могу сказать, — что они хотят пойти на сделку. Что я и делаю. Вся моя жизнь прошла в сделках. Я в этом преуспел. Этим я и занимаюсь. Я знаю, когда человек хочет идти на сделку, а когда — нет. Многие политики не хотят. Это не по ним. Это можно было сделать уже давно. Я точно это знаю. Я это чувствую. Мой инстинкт, моя способность, мой талант подсказывают мне, что они хотят заключить сделку. Это прекрасный шанс для всего мира. Это прекрасный шанс и для Китая. Я не могу себе представить, чтобы Китай радовался, что у столь близкого соседа имеется ядерное оружие. И это Китай, который очень помогал Корее.

[отсутствует небольшая часть]

Уверены? Вскоре мы будем уверены. Переговоры продолжаются. Спасибо большое, продолжаем.

— Вы упомянули, что подняли вопрос нарушений прав человека в разговоре с председателем Кимом. Интересно, что вы скажете о людях, у которых нет возможности слушать и смотреть эту пресс-конференцию. 100 тысяч северокорейских граждан содержатся в лагерях. Вы добились их оправдания?

— Я думаю, я им помог. Больше я ничего сказать не могу. Я могу сделать лишь то, что в моих силах. Мы должны добиться денуклеаризации. В какой-то момент вы зададите мне более позитивный вопрос или сделаете заявление. В данный момент я немногое могу сделать. В какой-то момент, я считаю, он предпримет меры для решения этого вопроса. Думаю, сегодня эти люди стали одними из главных победителей.

Эта большая группа людей, о которых вы говорите. Думаю, они будут только в выигрыше. Да, сэр. Прошу вас.

— Вы будете рассматривать вопрос об отмене санкций без значительного улучшения в ситуации с соблюдением прав человека?

— Я хочу добиться значительного улучшения в этом вопросе. Я хочу начать этот процесс. Этот вопрос нельзя решить быстро, но и назад пути нет. Как только мы достигнем этой точки, я серьезно подумаю об этом.

Прошу вас. Сначала вы.

— Господин президент, как Северная Корея будет расплачиваться по счетам, пока действуют санкции?

— Я считаю, им очень помогут Южная Корея и Япония. Думаю, они готовы им помогать и очень им помогут.

Соединенные Штаты платили высокую цену во многих странах. Южная Корея, их ближайший сосед, и Япония, тоже расположенная очень близко, будут им помогать. Они проявят щедрость. Да, мэм.

— Спасибо, господин президент. Я бы хотела задать вопрос в продолжение вопроса Стива. Он спросил, в какие сроки будет осуществлена денуклеаризация Корейского полуострова. Вы сказали, что на это уйдет много времени. Что это значит?

— Я не понимаю, что вы имеете в виду. Много времени. Я думаю, мы осуществим это как можно скорее, насколько это позволит наука и техника. Я не думаю… Я читал ужасы. Процесс на 15 лет. Учитывая, что вы хотели, чтобы все прошло быстро, я в это не верю. Кто бы это ни написал, это неправильно. Будет момент, когда процесс будет осуществлен на 20%, и назад пути уже не будет. У меня дядя был замечательным профессором, 40 лет проработал в Массачусетском технологическом институте. Мы с ним говорили на тему ядерного оружия. Он был замечательным специалистом. Потрясающий гений. Профессор Джон Трамп. Массачусетский технологический институт прислал мне книгу о моем дяде. Мы говорили с ним о ядерном оружии. Вы говорите на очень сложную тему. Вопрос не просто в том, чтобы избавиться от него. Когда ты достиг определенного момента — назад пути нет.

— Сколько времени потребуется на это?

— Мы не знаем, но это произойдет быстро.

— Благодарю вас, господин президент. Я хочу снова задать вам вопрос о санкциях. Вы сказали, что Китаю не удается обеспечивать неприкосновенность границ столь же успешно, как раньше. Вы выразили сомнения, кода Ким поехал на встречу с президентом Си. Министр иностранных дел России был в Пхеньяне и заявил, что никаких санкций не должно быть, когда проходят переговоры. А Южная Корея говорит о частичном восстановлении торговли. Как вы сможете сохранить режим санкций, когда столько стран заинтересовано в его упразднении? Какие рычаги имеются у вас для воздействия на эти страны?

— Думаю, у нас есть очень мощные рычаги. Я действительно считаю, что Китай, несмотря на мои отношения с президентом Си, человеком, как я говорил, которого я очень уважаю и который мне очень нравится, мы с ним провели жесткие переговоры по торговле. Я думаю, это затрагивает и Китай. Я должен делать то, что должен. Думаю, за последние два месяца граница стала более открытой, чем когда мы только начинали. Так и есть. Мы должны это делать. У нас огромный дефицит в торговле. Обычно о нем говорят как о дефиците торгового баланса. У нас огромный дефицит торгового баланса с Китаем. Мы должны предпринимать какие-то меры в этом вопросе.

Я думаю, это сказалось на моей позиции в вопросе границ. Не думаю, что это как-то влияет на мое отношение к президенту Си. Когда мы только начали, мы не были готовы идти в этом направлении. Как только мы стали готовиться к этому, это немедленно сказалось на границах. Я должен это делать. Должен ради нашей страны. Южная Корея сделает необходимое, чтобы осуществить сделку. Если мы не будем вести торговлю, значит, не будем. Если они считают так и поступают так с нашего согласия. Если они могут заняться делом, потому что мы уже далеко зашли.

Тот документ, который вы сегодня прочтете, — это большой шаг. Это не просто нечто, что само собой случилось и совпало. На это ушли месяцы работы. Опять-таки риторика сыграла важную роль, как и санкции. И то, и другое было очень важно. Пожалуйста, прошу вас.

— Дэвид Сэнджер, газета «Нью-Йорк таймз». Не могли бы вы рассказать нам, говорил ли вам председатель Ким о том, сколько ядерного оружия произвела Северная Корея, о том, какое оружие он готов уничтожить в первую очередь? Считаете ли вы, что следует предпринять больше, чем было сделано при подписании соглашения с Ираном, чтобы добиться прекращения процессов обогащения урана и плутония? Как вы считаете, понял ли председатель Ким, что для этого требуется, и в какие сроки он намерен это осуществить?

— Дэвид, могу сказать вам, что он все понимает. Очень хорошо понимает. Он понимает это лучше, чем люди, которые на него работают. Это просто. Что касается его арсенала, то он значителен. Сроки будут краткими. Если говорить о примерах, то вы были удивлены, узнав об уничтожении ракетного полигона. Это был своеобразный бонус в конце. Ракетный полигон.

Я действительно верю, Дэвид, что все произойдет быстро. Это значительный арсенал. Я говорил, что все это может оказаться одними только словами, не подкрепленными действиями. Но у нас есть разведданные на этот счет, хотя, вероятно, меньше, чем у других стран. Вы, наверное, это понимаете. У нас достаточно данных, чтобы знать, что у них имеется значительный арсенал.

Поэтому, Дэвид, я говорю, что это должно было произойти намного раньше. Разве не было бы лучше, если бы это было десять или пять лет назад? Когда нам не пришлось бы беспокоиться об успешном исходе сегодняшней встречи. Прошу вас. Спасибо.

— Если будет второй саммит с Ким Чен Ыном, он состоится в Пхеньяне?

— Мы об этом не договаривались. Вероятно, нам потребуется новый саммит, новая встреча. Можно использовать другое название. Я скажу это. Мы прошли уже больший путь, чем я рассчитывал. Я уже говорил об этом. Я не хочу сеять надежды. Я говорил уже, я думал, что встреча будет успешной по мере нашей работы. Мы выработали отношения и могли бы достигнуть этой точки на три-четыре месяца позже. Все произошло действительно быстро. Во-многом это получилось благодаря изначально заложенному фундаменту. Многие вопросы решились быстро.

Мы не оговаривали, допустим, возвращение останков. Этого вопроса не было в нашей сегодняшней повестке. Мы подняли его в самом конце, потому что многие говорили об этом. Я поднял этот вопрос в конце. Он сказал, что это обоснованно. Мы сделаем это. Он знал. Они знают, где находятся многие из тех невероятных людей, где они захоронены. Вдоль дорог. Вдоль шоссе. Вдоль тропинок. Потому что наши солдаты бывали то здесь, то там, и это произойдет быстро. Это действительно прекрасно, что он смог это сделать. Это многих обрадует.

Да, пожалуйста, прошу вас.

— Спасибо, господин президент. «Американ Ньюз». Поздравляю вас.

— Спасибо. И спасибо за доброе ко мне отношение, правда. Это очень хорошо, действительно, очень приятно.

— Так…

— Теперь я наверняка нарвусь на какой-нибудь убийственный вопрос.

— Я хочу поговорить о будущем Северной Кореи. Особенно о северокорейском народе. Ким Чен Ын говорит, что хочет светлого будущего и процветания для своего народа. Мы знаем, что эта страна жила под гнетом. Вы показали видеозапись, где демонстрируется, каким может быть будущее. У вас есть представление о том, к какой конкретно модели он хочет двигаться? В экономическом плане? Готов ли он к экономической свободе?

— Хороший вопрос. Вы видели сегодня запись. Думаю, ее хорошо сделали. На высшем уровне будущего развития. Я сказал ему: возможно, это не то, чего вы хотите. Может быть, вы хотите этого в меньших масштабах. Может быть, не хотите поездов и т.п. Я буду прислушиваться к ним и к народу. Возможно, им этого не надо. Это я тоже готов понять.

Это был вариант развития событий. У них замечательные пляжи. Это можно увидеть всякий раз, когда они взрывают ракеты в океане. Я сказал: вы только взгляните, какой вид. Здесь же может быть прекрасный дом. Я объяснил это. Я сказал: вместо этого у вас могут быть лучшие отели в мире. Подумайте об этом с точки зрения рынка недвижимости. Южная Корея и Китай — им принадлежит территория между ними. Прекрасно. Я сказал им: возможно, вам не нужно все это. Возможно, вам хотелось бы видеть это в меньших масштабах. Такое возможно. Он посмотрел эту запись. Посмотрел на этот планшет. Говорю вам, им это действительно понравилось. Прошу вас. Еще пару вопросов. Ну ладно. Еще тройку, прошу вас.

— Райан Беннетт из журнала «Тайм».

— Я на этой неделе снова на обложке?

— Вполне возможно. Воспринимаете ли вы Ким Чен Ына как равного?

— В каком смысле?

— Вы только что продемонстрировали видеозапись, где вы и Ким Чен Ын на равных обсуждаете будущее страны.

— Я представляю это иначе. Я сделаю то, что нужно, чтобы мир стал более безопасным. Скажем так, представим, что я сижу на сцене — я понимаю, к чему вы клоните, — я сижу на сцене с председателем Кимом, и это позволяет нам спасти 30 миллионов жизней, а может быть, и больше, — тогда я хочу сидеть на этой сцене. Я хочу ехать в Сингапур. И сделаю это с радостью и гордостью. Опять же, понимаете, несмотря на то, что на это требуется много времени. Они уже отказались от значительной части арсенала. И это было раньше. Далее, вспомните об Олимпиаде. Прибавьте ее к вопросу. Они отправились на Олимпиаду.

Они поехали на Олимпиаду, которая могла быть огромным провалом, а благодаря им стала грандиозным успехом, благодаря тому, что они согласились участвовать. Райан, вдруг я могу спасти миллионы жизней, приехав сюда, сев за стол переговоров и установив отношения с человеком, обладающим властью? В его руках — твердый контроль над страной, и у этой страны имеется очень мощное ядерное оружие. Поэтому для меня честь заниматься этим.

— Вы не беспокоитесь, что показанное Киму видео может использоваться как пропаганда?

— Нисколько. Мы можем использовать его и с другими странами. Прошу вас.

— Господин президент, в 2000 году Ким Чен Ир обратился к президенту Клинтону с просьбой. К вам тоже обратились с просьбой, и вы немедленно приехали сюда на встречу с ним. Вы понимаете тех, кто говорит, что вы преподнесли ему лучший подарок? Вы как президент Соединенных Штатов и лидер свободного мира оправдали тех, кто подавляет свой народ, пожали руку лидеру Северной Кореи, угнетающему свой собственный народ?

— Я считаю, что уже ответил на этот вопрос.

— Вы понимаете?

— Я понимаю это лучше, чем вы. Большое спасибо.

— Благодарю вас, господин президент. Элли Джонсон из «Политико». Вы упомянули пару конкретных обещаний Ким Чен Ына. Во-первых, возвращение останков, во-вторых, уничтожение ядерного полигона.

— И не только это.

— Вы сказали, что последнее — это бонус и что этого нет в соглашении. Он дал вам слово. Если он не выполнит своих обязательств, что вы готовы сделать в ответ? Не утратите ли вы из-за этого веру в весь процесс?

— Нет, я думаю, он это сделает. Я действительно в это верю. Мы действительно обсуждали вопрос об уничтожении испытательного полигона вдобавок ко всем нашим договоренностям. У них есть мощный полигон. И, опять же, мы все это видим из-за выделяемого им тепла. Я могу… Я очень счастлив, что достигнуты обе договоренности. Те, о которых вы сказали. Возможно, вы говорите о том, чего нет в соглашении. Испытательный полигон ракетных двигателей. Я думаю, он все это сделает. Я могу ошибаться. Возможно, я буду стоять перед вами через полгода и говорить, что я был неправ. Не знаю, признаю ли я это когда-нибудь. Найду какое-нибудь оправдание. Еще один вопрос. Прошу вас.

— Спасибо, господин президент. Я бы хотел спросить, собираетесь ли вы звонить президенту Китая господину Си, когда вернетесь в Вашингтон, чтобы обсудить договоренности, достигнутые сегодня с председателем Кимом?

— Да, я ему позвоню.

— Как вы представляете себе роль Китая в процессе установления мира в длительной перспективе?

— Китай — это великая страна с великим руководителем, который является моим другом. Я считаю, что он рад нашему прогрессу. Мы уже поговорили с ним. И скоро позвоню ему опять. Возможно, перед прилетом. Должен сказать, что Соединенные Штаты — это великая страна. Мы поставили экономические рекорды: свыше 7 триллионов чистых активов в дополнение к тому, что у нас есть. Наша экономика почти вдвое больше, но никто об этом не говорит. Вы много слышите о Китае. И это вполне оправданно. Экономика США почти вдвое больше экономики Китая. У нас великая страна, и мы на верном пути.

Еще один вопрос. Последний. От Южной Кореи. Где Южная Корея? Думаю, вы этого заслуживаете. Прошу вас. Один вопрос.

— У меня к вам два вопроса, господин президент. Во-первых, ранее вы упомянули, что будете говорить с президентом Южной Кореи Мун Чжэ Ином. Что вы будете с ним обсуждать?

— Я хочу рассказать ему о прошедшей встрече и о том, что она прошла очень успешно. Он замечательный человек. Тоже мой друг. Я очень жду разговора с ним. Он будет очень рад. Я отправил ему письмо о том, что произошло. Отправил документ. И все детали, связанные с ним. Скоро мы с ним поговорим.

— Можно я задам еще один вопрос? Подписывая мирное соглашение, планируете ли вы разрабатывать его только с председателем Северной Кореи Кимом и что вы думаете об участии Южной Кореи и Китая в качестве сторон соглашения?

— Я бы хотел участия и той и другой стороны. Я думаю, будет прекрасно, если Китай и, конечно, Южная Корея примут участие.

Благодарю вас. Майк, у них есть расшифровка? Можете раздать ее. Они не записывали. Вряд ли идет запись сейчас. Это записи? Надеюсь, что так. Интересно. Не надо. У нас наверняка есть какие-то заметки или что-то в этом роде. Думаю, у них есть очень подробные заметки. Мы прекрасно побеседовали. Это была очень искренняя беседа.

У меня осталось прекрасное воспоминание об этом времени. Я не должен этого делать. Ладно, я не хочу это обсуждать. У нас было множество обсуждений. У нас установились очень важные отношения на уровне госсекретаря и на других уровнях. На самом деле здесь присутствует пара человек из Северной Кореи, как вы знаете. Они были здесь, в зале. У нас есть несколько человек в зале. Когда мы дошли до последнего соглашения, мы действовали не вслепую. Мы подписывали его с большим авторитетом и знаниями. Поэтому мы и довели его до конца.

Я, пожалуй, пойду. Не знаю, как вы, ребята. Я уже давно не отдыхал. Так что давайте немного отдохнем, а потом снова за работу. Я очень благодарен всем за присутствие. Надеюсь, я ответил на ваши вопросы.

Я всех поздравляю. Для меня это очень важное событие мировой истории, и, если говорить совсем начистоту, я хочу добавить, что намерен довести это до конца. Майк и наша команда должны вернуться к работе и завершить ее, иначе работа не будет успешной. Если вы не довели мяч до ворот, значит, вы сделали недостаточно.

Спасибо. Я всех вас поздравляю. Большое спасибо. Я очень вам благодарен.

США. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 июня 2018 > № 2645901


США. КНДР. Китай > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 12 июня 2018 > № 2645628

Китай приветствует и поддерживает встречу лидеров США и КНДР, заявил глава МИД КНР Ван И.

"Сегодня внимание всего мира приковано к Сингапуру, где проходит встреча лидеров КНДР и США. Китайская сторона, конечно же, приветствует и поддерживает ее, потому что это цель, для достижения которой китайская сторона делала постоянные усилия", — говорится в заявлении Ван И, опубликованном на сайте министерства иностранных дел КНР.

Он подчеркнул, что сам факт того, что лидеры двух стран смогли "сесть вместе и провести равный диалог, уже имеет крайне важное и позитивное значение".

Китайский министр отметил историческую важность этой встречи.

США. КНДР. Китай > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 12 июня 2018 > № 2645628


Сингапур. КНДР. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 июня 2018 > № 2639880

Много выгод из ничего. Что получили от встречи в Сингапуре Ким, Трамп, Пекин и Москва

Александр Габуев, Carnegie Moscow Center, Россия

Планка ожиданий от сингапурского саммита Дональда Трампа и Ким Чен Ына была установлена настолько низко, что взять ее оба лидера смогли без особых усилий. Еще осенью прошлого года Трамп и Ким заочно обменивались смачными оскорблениями, американский президент грозил КНДР «огнем и яростью», а его тогдашний советник по национальной безопасности Герберт Макмастер всерьез рекомендовал «разбить нос» северокорейцам, чтобы поостыли, — например, нанести точечный ракетный удар по одному из ядерных объектов или потопить подлодку КНДР, не сливая это в СМИ.

До сих пор непонятно, всерьез ли Трамп рассматривал эти возможности, или это был блеф, но в любом случае повод поволноваться был. Риск просчетов и эмоциональных решений в таких ситуациях повышается кратно, а через несколько витков эскалации Корейский полуостров мог оказаться на пороге военного конфликта между двумя ядерными державами.

На этом фоне сингапурский саммит, где Трамп долго трясет руку Киму, — действительно большой вклад в дело мира во всем мире. Это признают даже некоторые оппоненты Трампа внутри США (по крайней мере те, кто еще способен к трезвому анализу): самая плохая мирная встреча, на которой самая могущественная демократия мира идет на небывалые символические уступки чудовищному режиму, лучше войны с возможным применением ядерного оружия.

Однако с практической точки зрения итоги саммита обсуждать крайне сложно: помимо того отрадного факта, что он состоялся и Трамп с Кимом расплывчато пообещали вместе бороться за все хорошее против всего плохого, на встрече было мало конкретики. В принципе это неудивительно для саммита, готовившегося впопыхах и, прежде всего, ради картинки в СМИ.

Заявление, которое Трамп и Ким торжественно подписали в отеле Cappella, нельзя назвать даже промежуточным итогом в процессе урегулирования корейского кризиса. Это минимально возможный на сегодняшний день компромисс, и любое уточнение формулировок сразу высветило бы непримиримые разногласия между сторонами. Получившийся короткий текст даже менее конкретен, чем многие прошлые документы, которые США и КНДР подписывали на куда более низком уровне, а северокорейские обещания расплывчаты, как никогда.

При этом многие из заявленных на саммите вещей, вроде готовности Трампа свернуть военные учения США и Южной Кореи, на бумагу не положены и могут быть пересмотрены в любой момент. Хотя, как показывает история с заявлением G7, даже запись на бумаге не является надежной защитой от переменчивости настроения Трампа или его понимания, что может понравиться его ядерному электорату.

Но скучные, хоть и принципиальные вопросы еще станут предметом мучительных и трудных переговоров. А пока никакой конкретики в переговорах нет, победу могут праздновать и в Вашингтоне, и в Пхеньяне, и в ряде других мировых столиц.

Ким начинает и выигрывает

Самый крупный выигрыш, безусловно, сорвал Ким Чен Ын. Еще несколько месяцев назад он возглавлял страну-изгоя, которая была обложена международными санкциями и против которой были настроены все соседи, не говоря уже о самой мощной державе современности. Теперь же его торжественно принимают за границей как нормального мирового лидера, сингапурские министры катают его по ночному городу и делают с ним селфи, а затем он на равных встречается с действующим президентом США — то, чего не удавалось добиться ни его великому деду, ни его отцу.

Мелкие детали протокола подчеркивают статус Северной Кореи как нормальной державы: установленные через один флаги США и КНДР, обращение «уважаемый председатель», сам тон Трампа, обещание пригласить в Белый дом, подписание документов. Даже CNN стал называть Кима «лидером», а не «кровавым диктатором».

Неслучайно именно эти детали больше всего бесят американских чиновников прежних администраций, бушующих сейчас в твиттере. Именно символическая легитимизация режима — главный итог саммита для Ким Чен Ына. Можно не сомневаться, что весь отснятый материал будет умело использован северокорейской пропагандой для укрепления авторитета «молодого маршала».

При этом пока Киму не пришлось жертвовать ничем существенным. Он на время отказался от проведения ядерных и ракетных испытаний и приказал устроить взрыв на ядерном полигоне. Но сейчас у КНДР и так нет острой технологической необходимости проводить новые испытания, полигон уже не так нужен, да и мощность взрыва, судя по некоторым данным, была недостаточной, чтобы окончательно вывести его из строя. Зато режим пока не взял на себя никаких четких обязательств, которые приближали бы США к их главной цели — полному, проверяемому и необратимому ядерному разоружению КНДР.

В подписанном документе говорится лишь о «движении в направлении» безъядерного статуса, причем всего Корейского полуострова, а не только КНДР — никаких сроков, никаких обязательств в одностороннем порядке разоружиться. Все эти уступки, если до них вообще дойдет, можно будет расторговать потом, получив за это куда более серьезные призы. И тут события вчерашнего дня могут подстегивать аппетиты — Трамп на итоговой пресс-конференции говорил и о готовности свернуть военные учения с Южной Кореей, и о потенциальной возможности сократить или вообще свернуть американское военное присутствие на полуострове.

Помимо доставшихся почти даром символических уступок, крайне важный для Кима итог саммита и всего процесса то, что военный удар по КНДР сейчас выглядит как малореальный сценарий. Между тем еще в конце прошлого года это было не так, и в Пхеньяне, похоже, куда больше опасались не экономических санкций, а решимости Трампа разбить им нос. Именно из-за риска военной операции Ким смягчил тон в своем новогоднем обращении.

Этот риск заметно снизился за последние месяцы, а благодаря встрече в Сингапуре уверенно стремится к нулю (по крайней мере, так видится сейчас). Для режима это крайне важно — убрав со стола переговоров американский военный удар, вести свою игру становится проще.

Наконец, подготовка к саммиту с Трампом позволила Ким Чен Ыну решить еще одну важную задачу — выйти из дипломатической изоляции. Напуганный перспективой войны, президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин развил бурную дипломатическую активность и выступил посредником между КНДР и США, а заодно уже дважды встретился с Кимом. Улучшение отношений с Сеулом и инвестиции в отношения с Муном — важное достижение для Кима, который может обернуть это в конкретные экономические выгоды, а также попытаться дискредитировать установки южнокорейской правой оппозиции, которая всегда была настроена по отношению к Пхеньяну куда жестче, чем правящие сейчас левые.

Прорыв произошел и на другом дипломатическом фронте — в отношениях с Китаем. Отношения Пхеньяна и Пекина стабильно портились на протяжении последних лет: северокорейцам не нравилась растущая зависимость от Китая, а китайцев бесило то, что КНДР ведет свою игру, а не следует мудрым указаниям старших товарищей, в результате чего у США появляется предлог активнее давить на Китай и разворачивать элементы противоракетной обороны в Южной Корее.

После почти синхронного прихода к власти Ким Чен Ына и Си Цзиньпина эти отношения стали еще сложнее — Ким зачистил северокорейскую элиту, устранив многих представителей китайского лобби, и вообще для столь молодого лидера вел себя крайне самоуверенно, что никак не могло нравиться товарищу Си с его собственными лидерскими амбициями.

Отношения достигли низшей точки после убийства в феврале прошлого года в Куала-Лумпуре Ким Чен Нама, сводного брата северокорейского лидера. Однако в условиях приближающегося саммита с Трампом Ким Чен Ын остро нуждался в демонстрации того, что Пхеньян не находится в полной изоляции и у него есть старшие партнеры, а значит, дополнительные карты на руках. Для Китая остаться совсем в стороне от готовящегося саммита также было непозволительно — оказавшись один на один с США в сложной ситуации, Ким мог бы пойти на неприемлемые для Пекина уступки.

В итоге в конце марта Ким успешно съездил в Пекин и познакомился с Си Цзиньпином, а в начале мая они вновь встретились в Даляне. Протокол был соблюден — северокорейский лидер почтительно приехал к старшему брату в гости, как и полагается младшему партнеру, но тут же был милостиво обласкан. Нормализация отношений с Китаем и лично с Си — важный побочный итог саммита с Трампом. Если бы не Сингапур, неизвестно, как и на каких условиях это бы произошло.

Наконец, вслед за Южной Кореей, Китаем и США устанавливать более тесные отношения с КНДР и ее лидером заспешили и другие страны, хоть и менее важные, но тоже нужные и полезные как для прекращения изоляции режима, так и для практической помощи в свете возможного смягчения санкций. Самая главная из этих стран «второго ряда», безусловно, Россия. Глава МИД РФ Сергей Лавров был в Пхеньяне и встречался с Кимом 31 мая. Не исключено, что теперь визиты высокопоставленных иностранных гостей в КНДР станут регулярными.

Безусловно, самое сложное у Кима впереди. Планка ожиданий внутри самой КНДР от быстрых успехов может оказаться задрана высоко, а простых для режима решений по основному вопросу о ядерном разоружении, на который завязан дальнейший выход страны из изоляции, не существует. Но сейчас Ким Чен Ын может заслуженно радоваться блестяще отыгранному дебюту долгой партии.

Искусство сделки

Если следить за дискуссией американских экспертов по Корее и Восточной Азии, которая идет в твиттере, выступление Дональда Трампа выглядит как крупный проигрыш. Единственное, что сквозь зубы ставят президенту в заслугу, — это то, что саммит лучше ядерной войны, но тут же справедливо замечают, что перспективу войны сделал реальной исключительно сам Трамп. В остальном же американский президент выступил «слабо»: улыбался и шутил с кровавым диктатором, отдал КНДР символическое равенство с США попросту даром, не добился никаких конкретных обещаний и уступок по ключевому вопросу, да еще сказал о возможности отменить военные учения и чуть ли не вообще вывести американский контингент из Южной Кореи.

Впрочем, сложно ожидать, что американское экспертное сообщество могло сказать о Трампе что-то другое — для этого президенту пришлось бы сделать что-то совершенно невероятное, добившись от КНДР безоговорочного разоружения (и даже в этом случае его бы раскритиковали, например, за то, что он не решил проблему с правами человека в КНДР).

Зато для своего ядерного электората Дональд Трамп выглядит героем. Еще недавно мир балансировал на грани ядерной катастрофы, потому что северокорейский диктатор угрожал Америке и ее союзникам своими ракетами, которые появились у него, разумеется, исключительно благодаря слабости предшественников Трампа в Белом доме, особенно Барака Обамы. Но Дональд Трамп проявил невероятную твердость и мудрость — и вот уже вчерашний враг готов встать на путь исправления, мир спасен, и все благодаря такому крутому американскому парню, как Трамп.

Не стоит переоценивать влияние внешней политики на симпатии американских избирателей, но предотвращенная угроза ядерной войны и беспрецедентный шаг по нормализации отношений со вчерашним врагом — это то, что запомнится большинству трамповских избирателей, которые уж точно не будут лезть в тонкости корейской ядерной проблемы. Это может понравиться и обычным избирателям, которые не относятся к жестким противникам президента — кто станет возражать против мира?

До ноябрьских выборов пока далеко, но запущенный мирный процесс с КНДР явно растянется на многие месяцы, так что какие-то ударные и красивые встречи можно будет провести и поближе к дню голосования. Наконец, подготовка к саммиту в Сингапуре принесла и вполне конкретный, понятный для американцев результат — освобождение граждан США, которых удерживали в КНДР, и это президент тоже записал себе в актив.

При этом, если не считать великодержавного символизма, который волнует в основном экспертное сообщество и небольшую часть избирателей, и без того ненавидящих Трампа, никаких серьезных и к чему-то обязывающих уступок президент США пока не сделал. Приостановить учения он лишь пообещал на пресс-конференции, и это обещание выглядит как экспромт (командование сил США в Республике Корея уже заявило, что никаких инструкций не получало).

Санкции ООН по-прежнему действуют и постепенно разрушают северокорейскую экономику. Пока цены на рис и курс доллара на пхеньянских рынках довольно стабильны, но по мере истощения притока валюты в КНДР внутренние проблемы будут медленно, но неизбежно нарастать. Конечно, КНДР жила и даже развивалась в условиях крайне жестких санкций, но принятые осенью меры в среднесрочной перспективе и правда могут сильно повредить режиму — особенно после многочисленных фотографий любимого руководителя в сияющем ночными огнями Сингапуре на первых страницах северокорейских газет.

Выигрывают все

Помимо главных героев сингапурского шоу, польза от саммита будет и другим сторонам. Прежде всего, южнокорейскому президенту Мун Чжэ Ину. Именно он рискнул пойти на сближение с КНДР, начал переговоры, принял статусную делегацию из Северной Кореи во время Олимпиады и потом встретился с Кимом в Пханмунджоме (текст декларации той встречи во многом стал основной для заявления Трампа и Кима).

Риски были велики, учитывая печальную историю переговоров с КНДР, непредсказуемый характер Дональда Трампа, а также волатильность американской команды переговорщиков (например, Белый дом отозвал кандидатуру посла в Южной Корее Виктора Ча, уже получившего агреман Сеула). Но теперь действия Муна выглядят как крайне успешные. Шанс капитализировать этот символический выигрыш у президента появится уже 13 июня, когда в Южной Корее пройдут местные выборы (на кону все 17 губернаторских постов и все места в региональных и муниципальных заксобраниях).

Еще одним бенефициаром саммита стал Китай. КНДР вряд ли удалось бы склонить к переговорам, если бы Пекин не поддержал более жесткие санкции и не начал бы их исполнять — по крайней мере, об этом на пресс-конференции в Сингапуре сказал сам Дональд Трамп. Поддержка Китая оказалась нужна как Америке, так и Северной Корее, и мартовский визит Ким Чен Ына в Пекин продемонстрировал, что без учета интересов Китая эта дипломатическая головоломка не складывается.

Уже сейчас Пекин начал нормализацию отношений с КНДР на своих условиях. Статус старшего партнера виден уже в том, что в Сингапур из Пхеньяна Ким Чен Ын летел специальным бортом государственной авиакомпании Китая Air China. Развязки по основным вопросам ядерного кризиса будут искать переговорщики КНДР и США, но можно быть уверенным, что китайские пожелания и интересы примут во внимание.

Для отношений Си с Трампом сингапурский саммит тоже хорошее достижение. Переоценивать его прагматичные китайцы не будут, но наверняка попробуют задействовать как еще один козырь в сложных переговорах с Вашингтоном. В Пекине не опасаются, что КНДР ринется в объятия США и быстро станет американским протекторатом — китайские аналитики слишком хорошо знают обе страны, чтобы рассматривать этот вариант всерьез.

Наконец, в небольшом плюсе оказывается даже Россия, хотя ее роль в сингапурском саммите была минимальна. Встреча Трампа и Кима и весь дипломатический процесс вокруг нее позволили снизить риск войны у российских границ.

Россия также может утверждать, что отношения США и КНДР развиваются в логике предложенного Москвой и Пекином плана из трех пунктов, финальной точкой в котором были прямые переговоры между американцами и северокорейцами. На практике в Пхеньяне или в Вашингтоне вряд ли руководствовались российско-китайской дорожной картой, но хвастаться этим российским дипломатам никто помешать не может.

Визит Сергея Лаврова в Пхеньян и его встреча с Кимом выводят отношения с КНДР на новый уровень, и следующим логичным шагом может стать саммит с Кимом уже президента Владимира Путина — тем более в сентябре он будет во Владивостоке на Восточном экономическом форуме. Учитывая, что Трамп заговорил о КНДР как о точке приложения инвестиций (американский президент, разумеется, говорил об отелях и кондоминиумах), Москва может вспомнить о проектах железной дороги, выводящей южнокорейские грузы на Транссиб, а также газопровода и электрического кабеля, которые шли бы из России в Южную Корею через КНДР, давая Пхеньяну доходы от транзита и делая режим миролюбивее.

Рычагов для воздействия на ситуацию и будущие переговоры между США и КНДР у Москвы, в отличие от Китая, немного, но они все же есть: ведь любые договоренности, если они будут достигнуты, должны закрепляться резолюцией Совбеза ООН, где у России право вето.

Единственным проигравшим пока что выглядит японский премьер Синдзо Абэ, оказавшийся на обочине дипломатического процесса. Еще недавно Абэ, а вслед за ним и японские чиновники любили рассказывать, что японский премьер имеет на Трампа огромное влияние, что американский президент прислушивается к нему по всем вопросам, касающимся Восточной Азии и особенно отношений с КНДР.

На деле Токио оказался единственной столицей, чьи пожелания при подготовке к саммиту вообще не были учтены — Абэ и его команда считают, что говорить с Пхеньяном надо с позиции силы, а также настаивают на том, чтобы на переговорах обсуждалась и судьба японских граждан, похищенных северокорейцами в XX веке. Так что прошедшая встреча может быть воспринята в Японии как личное поражение Абэ, который и так испытывает большие трудности из-за коррупционных скандалов. Но пока ни проблемы японского премьера, ни проступающие на горизонте практические трудности дальнейших переговоров не могут омрачить радости сторон от проведения столь удачного и почти ничего не стоившего им саммита.

Сингапур. КНДР. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 июня 2018 > № 2639880


США. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 июня 2018 > № 2639872

Трамп: Мы готовы начать новую историю (часть 1)

Vox, США

Выступление президента США Дональда Трампа на пресс-конференции по итогам переговоров с Ким Чен Ыном

Спасибо всем большое, нам есть что вспомнить, это был потрясающий день, а на самом деле три месяца, потому что все это продолжалось уже очень давно. Вы только что просмотрели запись, которую мы передали председателю Киму и его помощникам, его представителям, в ней охвачено многое, охвачен масштаб того, что может быть сделано. Это удивительное место, в нем есть невероятный потенциал. Если задуматься о Южной Корее, о Китае, эта территория имеет огромный потенциал, и, я думаю, господин Ким это понимает и хочет сделать то, что правильно.

Мне выпала сегодня честь обратиться ко всем людям в мире, которые следят за этим историческим саммитом с председателем Ким Чен Ыном, руководителем Северной Кореи. Мы провели эти часы очень насыщенно, и, думаю, большинство из вас получили подписанный документ, или очень скоро их получите. Это всеобъемлющий документ. И я стою сейчас перед вами как представитель американского народа, чтобы донести послание, полное надежды и планов, послание мира.

Позвольте мне начать с выражения благодарности принимающему нас Сингапуру, особенно, премьер-министру Ли, моему другу. Это страна невероятной тонкости и красоты, и я обращаюсь с самыми теплыми пожеланиями к каждому ее гражданину, ко всем, кто помог организовать этот важнейший визит и сделал его столь приятным, несмотря на огромный объем работы и насыщенный график.

Я хочу также поблагодарить президента Южной Кореи господина Муна, он очень упорно работает, и мы проведем с ним переговоры, после того как закончим здесь.

Мой друг премьер-министр Японии господин Абэ только что покинул нашу страну, он хочет добиться того, что будет благом для Японии и для остального мира, он очень хороший человек.

И уникальный человек президент Китая господин Си, который смог преодолеть эту границу, быть может, это было не так заметно за последние пару месяцев, но ничего страшного. Он тоже принимал в этом участие, и это совершенно замечательный человек и мой друг, прекрасный лидер своего народа.

Я хочу поблагодарить их за стремление помочь нам осуществить эту историческую встречу. И главным образом я хочу поблагодарить председателя Кима за то, что он предпринял первый решительный шаг к новому светлому будущему своего народа. Беспрецедентная встреча, первая встреча президента Америки и руководителя Северной Кореи служит доказательством того, что реальные перемены действительно возможны.

Моя встреча с председателем Кимом была честной, открытой и плодотворной. Мы успели поближе познакомиться в весьма ограниченный период времени при невероятно мощных обстоятельствах. Мы готовы начать новую историю, готовы написать новую главу в отношениях наших государств. Почти 70 лет назад — только задумайтесь: целых 70 лет назад — кровавый конфликт разорял Корейский полуостров. В этом конфликте погибло бесконечное количество людей, в том числе десятки тысяч отважных американцев. И, несмотря на оговоренное перемирие, война так и не окончилась до сих пор, и мы все надеемся, что вскоре она закончится, и так и будет. Прошлое не должно определять будущее. Вчерашний конфликт не должен превращаться в завтрашнюю войну. И, как уже не раз доказывала история, враги могут стать друзьями. Мы можем воздать должное той жертве, которую принесли наши предки, сделав шаг от ужасов войны к благословению мира. И именно этим мы занимаемся и занимались.Председатель Ким получил шанс создать невероятное будущее для своего народа. Все могут воевать, но лишь самые мужественные способны заключить мир. Существующее положение не может сохраняться вечно, жители Кореи — и Северной, и Южной — глубоко талантливы, трудолюбивы и одарены. Их объединяет одно наследие, одни обычаи, один язык, одна культура и одна судьба. Но для осознания их потрясающей судьбы, для объединения их национальной судьбы вопросы, связанные с ядерным оружием, теперь будут сняты. В то же время санкции будут продолжать действовать.

Мы мечтаем о будущем, в котором все корейцы смогут сосуществовать в гармонии, когда семьи вновь объединятся, и возродятся надежды, и где свет мира изгоняет мрак войны. Это светлое будущее находится здесь, и это уже происходит. Оно уже здесь, мы можем дотянуться до него рукой. Оно произойдет. Все думали, что этого никогда не будет. А это происходит уже сейчас. Это великий день, великий момент в мировой истории. Председатель Ким уже возвращается назад, в Северную Корею, и я точно знаю, что как только он приедет туда, он приступит к процессу, который невероятно осчастливит и обезопасит множество людей. Поэтому это честь быть сегодня вместе со всеми, здесь собралось сегодня столько СМИ, должен сказать, из-за этого я чувствую себя очень неуютно. Но что есть, то есть: люди понимают, что это нечто важное, это понимаем все мы и наши семьи.

Спасибо большое, что вы собрались здесь, давайте перейдем к вопросам. Ух ты, как много вопросов. Прошу вас, я Вас слушаю. Вопрос от Эн-Би-Си.

— Спасибо, господин президент. У меня к Вам два вопроса, если Вы не против. Во-первых, человек, с которым Вы сегодня встречались, Ким Чен Ын, убивал членов своей семьи, довел до голода свой собственный народ, несет ответственность за смерть Отто Уормбира. Почему Вы не испытываете неловкости, называя его очень талантливым?

— Ну, потому что он действительно очень талантлив. Талантлив любой человек, решившийся разобраться в той ситуации, в которой оказался он, в 26 лет, и способный взять ее в свои руки и до сих пор круто с ней справляться. Я не говорю, что он поступал хорошо, ничего подобного я не говорил. Он руководил ею, а мало кто в таком возрасте это может сделать. На это способен один человек из десяти тысяч. Отто Уормбир — уникальный человек, и он всегда будет таковым для меня. Его родители — мои добрые друзья.

Думаю, не будь Отто, этого бы не произошло. Что-то изменилось с того дня — это было ужасно. Это было жестоко. Многие стали обращать внимание на то, что происходит, даже в самой Северной Корее. Я действительно считаю, что Отто — человек, погибший не просто так. Я сказал это его родителям. Это уникальный молодой человек уникальных родителей. Уникальные люди. Отто погиб не просто так. Во многом мы здесь благодаря ему.

— Спасибо, господин президент. Второй вопрос касается гарантий безопасности, о которых Вы говорили в своем заявлении. Не могли бы Вы уточнить, какие гарантии Вы можете дать Ким Чен Ыну? Входит ли в них сокращение военных операций?

— В какой-то момент я должен говорить честно. Я говорил это во время своей предвыборной кампании, как Вам известно лучше, чем другим. Я хочу вывести наших военных. Я хочу, чтобы наши военные вернулись домой. У нас 32 тысячи военных в Южной Корее. Я бы хотел, чтобы у меня была возможность вернуть их домой. Об этом никто не думает. А я надеюсь, что в какой-то момент об этом задумаются. Мы положим конец военным играм, что сэкономит нам огромные суммы денег. Если — и пока — мы не договоримся о будущих переговорах, ситуация не будет развиваться в нужном направлении. Мы сможем сэкономить огромную сумму денег. Более того. Это очень большой вызов.

Джон, давайте, прошу Вас. Мне показалось, что это Джон Робертс.

— Нас часто путают, господин президент. Господин президент, в совместном заявлении не говорится о контролируемой и необратимой денуклеаризации. Это уступка со стороны Соединенных Штатов?

— Нет, вовсе нет. Если Вы взглянете на заявление, то тут говорится, что мы… Вот взгляните, вот тут. Что ядерного оружия не будет. Не думаю, что можно выразиться еще яснее. Проблемы установления отношений с КНДР. Мы говорим о гарантиях и о твердых обязательствах по полной денуклеаризации Корейского полуострова. Вот такой документ мы только что подписали.

— Обсуждали ли Вы с председателем Кимом способы осуществления контроля над этим процессом со стороны Соединенных Штатов и международных организаций?

— Да, обсуждали. Над процессом будет осуществляться контроль. Мы будем его контролировать.

— Каким образом он будет осуществляться?

— Мы достигнем этого благодаря присутствию большого количества людей. Тем временем будет вырабатываться определенное доверие. Мы считаем, мы этого достигли. Госсекретарь Помпео проделал невероятную работу вместе со своими сотрудниками и всеми, кто в этом участвовал. В процессе работы у нас там будет множество людей, и они будут с ними сотрудничать. Это полная денуклеаризация Северной Кореи, и она будет проходить под надзором.

— Вы говорите об американцах или о сотрудниках разведки?

— И о тех, и о других.

Продолжайте. Будьте вежливы, не забывайте о взаимоуважении.

— Безусловно, господин президент. Что Ким Чен Ын сказал Вам, чтобы завоевать Вашу уверенность, что впервые за всю историю Северной Кореи они не обманывают систему и весь мир и отказываются от своего ядерного арсенала?

— Это весьма уместный вопрос. Он упомянул, что в прошлом они ступали на этот путь, но ничего не было сделано. В одном случае они взяли миллиарды долларов во время режима Клинтона.

Взяли миллиарды долларов, и ничего не произошло. Он рассказал мне об этом. Сказал, что никогда еще не достигали такого этапа. Вряд ли они когда-либо так доверяли какому-либо президенту, считая, что он что-либо осуществит и сможет это сделать. Он был очень тверд в своем желании это сделать, думаю, он хочет сделать это не меньше, а то и больше, чем я.

Потому что они видят в этом светлое будущее для Северной Кореи. Никто не знает наверняка. Мы не можем знать этого наверняка. Мы подписали сегодня всеобъемлющий документ. У большинства из вас, я полагаю, он уже есть. Мы подписали весьма всеобъемлющий документ, и я верю, что он будет соблюдать его условия.

На самом деле, когда он приземлится, а это произойдет уже скоро, я думаю, он немедленно примется за этот процесс. Думаю, так и будет. Я могу сказать лишь то, что я знаю. Как вам известно, без риторики этого бы не произошло. Думаю, остальные процессы и формирование новой команды сыграли очень важную роль. У нас прекрасная команда. Но я правда считаю, что он хочет довести это до конца. Я в это очень сильно верю.

А вот и Джон. Ребята, вы в определенном освещении просто очень похожи. Прически похожи. Ну-ка, у кого из вас прическа лучше. У него довольно хорошие волосы, Джон.

— Мы становимся похожи благодаря ангельскому сиянию освещения в зале. Разумеется, денуклеаризация, ядерное оружие и биологическое оружие представляют очень большую проблему в Северной Корее. Еще одна огромная проблема — это ужасные нарушения прав человека у них в стране. Вы хотя бы затрагивали этот вопрос? Будете ли Вы обсуждать это в будущем?

— Да, мы обсуждали этот вопрос. И будем еще больше обсуждать в будущем. Права человека. Детально мы обсуждали то, что у нас было, и у меня было… я получал бесконечное количество писем и звонков. Все, что только можно сделать. Люди хотят возвращения останков своих сыновей, останков своих отцов и матерей. Все люди, попавшие в обойму той жестокой войны, происходившей в большей степени в Северной Корее.

Я спросил об этом сегодня, и мы получили ответ. Это была просьба в самую последнюю минуту. Останки вернутся на родину. Они начнут этот процесс незамедлительно. Столько людей во время предвыборной кампании сказали бы, что с Северной Кореей невозможно сотрудничать, чтобы вернуть останки сына или отца. Столько человек задавали мне этот вопрос. Я говорил, что мы не слишком хорошо ладим с этой конкретной группой людей.

А теперь у нас получилось. И он очень быстро и любезно дал свое согласие. Это было приятно. Он понимает это. Поэтому тысячи и тысячи — кажется, около шести тысяч останков, о которых нам известно, — окажутся на родине. Проблема военнопленных и пропавших без вести, разумеется, является очень важной для людей.

— Президент Трамп, что, на Ваш взгляд, сделает Ким Чен Ын в вопросе нарушения прав человека в отношении северокорейского народа?

— Мы обсуждали это. По сравнению с вопросом денуклеаризации этому мы уделили меньше времени. На самом деле, мы только начали обсуждение этого вопроса и так на нем и остановились. Они будут предпринимать шаги. На мой взгляд, он хочет что-то делать. Вы удивитесь. Он очень умен. Прекрасно ведет переговоры. Он хочет двигаться в верном направлении. Он рассказал, что в прошлом они вели диалог, но он не был похож на то, что происходит сейчас.

Они предпринимали шаги в этом направлении. Им дали миллиарды долларов, и на следующий день ядерная программа возобновилась. Сейчас совершенно иной случай. И совершенно иной президент, если говорить по справедливости. Для меня это очень важно. Это одна из причин, почему я выиграл и отстаивал этот вопрос, как Вам известно, Джон.

Кем бы ни были эти люди — я плохо вижу вас во всем этом освещении. Вы оба на себя не похожи. Продолжайте, конечно. Давайте дальше.

— Спасибо, господин президент. И, во-первых, поздравляю Вас.

— Благодарю Вас, это очень приятно.

— Затронули ли Вы вопрос мирного соглашения и поедете ли Вы вскоре в Пхеньян?

— Разумеется. В свое время. Я также приглашу в свое время председателя Кима в Белый дом. Думаю, это очень важно. Он согласился. Я сказал, что это произойдет в свое время. Мы хотим двигаться дальше в этом направлении.

В подписанном нами сегодня заявлении было очень много пунктов. Обсуждалось то, что не вошло в заявление, потому что мы говорили об этом после того, как подписали его. Я и раньше так делал. Мы не включили это в соглашение, потому что у меня не было времени. У большинства из вас есть соглашение, или вы скоро его получите. Не получили? Мы только что все распечатали. Не могли бы вы их раздать? Раздайте, пожалуйста, соглашения. Вы все увидите.

Прошу вас, сэр, пожалуйста.

— Я тоже хочу Вас поздравить, господин президент.

— Спасибо.

— Какую роль сыграла Япония и вопрос о судьбе христиан? В связи с чем второй вопрос: когда Вы дадите интервью японскому телевидению? В Японии находятся сейчас 50 тысяч военных.

— Действительно, в Японии находятся 50 тысяч прекрасных военных. Это вопрос, который беспокоит премьер-министра Абэ больше, чем вопрос денуклеаризации. Я бы сказал, это самый важный для него вопрос. Я поднял его. Они будут работать над этим. Они не включили этого в документ. Но над этим будут работать. Значит, христиане.

Мы подняли этот вопрос. Франклин Грэм провел и проводит огромное количество времени в Северной Корее. Он очень трепетно относится к этому вопросу. Вопрос действительно поднимался, и меры будут приняты. Отличный вопрос. Да, Джон, прошу Вас.

— Спасибо, господин президент. Возвращаясь к вопросу о нарушениях прав человека. Вы произнесли очень впечатляющие слова в связи с этим при ежегодном обращении к нации. Вы продемонстрировали, что в ложе первой леди сидят перебежчики из КНДР. Заявили, что Северная Корея подавляла свой народ так жестоко, как ни одно другое государство в мире. Вы придерживаетесь той же точки зрения, после того как сели за стол переговоров с Ким Чен Ыном? Должен ли он это изменить?

— Джон, я считаю, что там очень серьезная ситуация. В этом никто не сомневается. Мы действительно жестко обсудили это сегодня. Зная, что главная цель наших переговоров здесь — добиться ядерного разоружения. Мы обсуждали это довольно подробно. И будем предпринимать какие-то меры в связи с этим. Это серьезно.

Это серьезный вопрос во многих странах, кстати. Мы продолжим это обсуждение и, думаю, наконец, придем к какому-то решению. Мы подробно обсудили это, помимо ядерной ситуации. Это была одна из основных тем.

— Считаете ли Вы, что для наступления прекрасной новой эры это должно измениться?

— Я думаю, это изменится. Наверное, должно, но это изменится. Спасибо Вам большое. Стив. Когда мы будем уверены, что ядерное оружие снято с повестки. Санкции сыграли значительную роль. Когда это будет сделано, мы их снимем. В определенный момент, я жду не дождусь момента, чтобы отменить их, а это произойдет, когда мы будем знать, что мы уже прошли этот путь, и этого не произойдет. Ничего не произойдет.

— Спасибо.

— Да, прошу Вас.

— Спасибо, господин президент. Поздравляю Вас с этим историческим саммитом.

— Благодарю. И, кстати, поздравляю всех с этим.

— Вы подписали с Ким Чен Ыном документ. В принципе, это просто лист бумаги. Вчера мы проводили брифинг с госсекретарем Майком Помпео. Он сказал следующее: «Многие президенты до этого подписывали бумаги, а потом оказывалось, что северокорейская стороны не выполнила своих обязательств или отказалась от своих слов». Чем отличается сегодняшний случай от предыдущих?

— Сейчас действует другая администрация, другой президент и другой госсекретарь. Это люди, которым очень важен этот вопрос. И мы занимаемся его решением. Для других команд этот вопрос, быть может, не был приоритетным. Но, честно говоря, даже если бы он и был, вряд ли они смогли бы решить его. Я так не думаю. Тогда это было бы проще. На мой взгляд, было бы проще, если бы это произошло десять или пять лет назад. Я не виню сейчас президента Обаму.

Все это продолжается уже 25 лет, и этот вопрос должен был быть решен. Мне досталось трудное дело. Мне пришлось разбираться в этом и в сделке с Ираном и с другими вопросами. И мы прекрасно справляемся. Иранское соглашение: должен честно признаться, я сделал это, потому что ядерный вопрос всегда находится для меня на первом месте. Ядерный вопрос — номер один.

Что касается сделки с Ираном, то, думаю, сейчас Иран — это другая страна. Вряд ли они продолжают сейчас так же, с той же уверенностью присматриваться к Средиземноморью и к Сирии, как раньше. Думаю, они уже не так уверены в себе. Надеюсь, что после этих слов в определенный момент после вступления в силу санкций, а мы наложили на Иран жесткие ограничения, я надеюсь, они вернутся и по-настоящему сядут за переговоры. Сейчас еще слишком рано для этого.

— Вы говорите также об установлении дипломатических отношений, об обмене послами. Что должно произойти, чтобы это осуществилось?

— Это хороший вопрос. Я надеюсь, что скоро. Нужно сперва запустить процесс. Пока еще рановато об этом говорить. Нужно приступить к делу.

Прошу вас, здравствуйте.

— Проясните, пожалуйста, утверждение о том, что Вы завязываете с военными играми? Вы прекращаете учения с Южной Кореей?

— Мы уже давно проводим учения вместе с Южной Кореей. Мы называем их военными играми. Я называю их так. Они невероятно дорого нам обходятся. Мы тратим умопомрачительное количество денег на них. Южная Корея тоже вносит свой вклад, но не 100%, и на эту тему я бы хотел с ними тоже поговорить. Это связано одновременно и с военными расходами, и с торговлей. Честно говоря, у нас новое соглашение с Южной Кореей. Нам надо поговорить с ними. Нужно поговорить с другими странами, чтобы они относились к нам справедливо. Ведь за большинство из них платим именно мы.

Мы летаем на бомбардировщиках из Гуама. Я спросил, откуда эти бомбардировщики? Из Гуама, недалеко. Я сказал: «Отлично. А где это "недалеко"?» В шести с половиной часах лёта. Очень много времени уходит на то, чтобы эти мощные самолеты долетали в Южную Корею на учения и сбрасывали там повсюду бомбы, а потом летели обратно в Гуам. Я много знаю о самолетах. Это очень дорого. Мне это не понравилось.

Что я сказал, так это то, что это возмутительно. Я должен сказать Вам, Дженнифер, ситуация была вызывающая. В данных обстоятельствах мы ведем переговоры по достижению всеобъемлющего и полного соглашения. Неуместно вести военные игры. Во-первых, мы экономим деньги, много денег. А во-вторых, они были очень признательны за это.

— Предлагает ли Северная Корея что-то взамен?

— Да, я слышал. Я не всегда хочу идти против прессы. Не всегда. И сегодня — особенно. Это слишком важно. Я отметил, что некоторые люди говорят, что президент согласился встретиться. Слишком от многого отказался. А я ни от чего не отказался. Я здесь. Я не спал уже 25 часов. Но я счел, что так надо. Мы вели с ними бесконечные переговоры, мы — это я, [глава аппарата Белого дома] Джон Келли, Майк Помпео и вся наша талантливая команда. Мы не отказались ни от чего, и Вы правы. Я согласился на встречу.

Я считаю, что встреча была столь же полезна для Соединенных Штатов, как и для Северной Кореи. Я только что записал кое-что, что у нас появилось. Они должны. Они получили встречу. Только тот, кто не любит Дональда Трампа скажет, что я согласился на значительные уступки. Конечно, я согласился потратить некоторое время на визит сюда и на эту встречу. Я считаю, что это очень хорошо для нас как для страны и для них тоже.

Что они сделали, чтобы оправдать эту встречу? Они дали обязательства по полному ядерному разоружению. Это очень важно. Они обеспечили освобождение трех американских заложников. Они уже выдали их нам два месяца назад. Эти люди счастливо живут у себя дома со своими семьями. Для них это было большое испытание, мягко говоря.

Нам обещали отдать останки, в том числе останки павших героев. И они дают эти обязательства. Немедленно приступают к возвращению останков. Я просмотрел, сколько людей обращались ко мне с этой просьбой. И я был поражен. Очень много людей спрашивали, возможно ли это. В тот момент у нас не было никакой связи с председателем Кимом и кем бы то ни было в Северной Корее. Это было очень замкнутое общество. А теперь мы добились возвращения останков на родину. Добились прекращения любых ракетных и ядерных испытаний. За какое время это произошло? За семь месяцев? За этот период не было никаких ядерных испытаний и взрывов. Я помню, как произошел ядерный взрыв — 8,8 по шкале Рихтера.

Где-то в Азии тогда произошло крупное землетрясение. Потом это было в Северной Корее. Я никогда не слышал о сотрясениях такой силы. Если посмотрите, вы увидите, что никаких запусков ракет не было. Они уничтожили испытательный полигон. Это не было записано в соглашении. Мы дадим вам точные подробности. Они гарантировали отсутствие ракет и ядерных испытаний. Они гарантировали закрытие своего единственного полигона для испытания ядерного оружия, всех трех, расположенных на этой территории. Они гарантировали, что закроют ее. Они обязались уничтожить полигон испытаний ракетных двигателей. Этого нет в вашем соглашении.

Мы обсудили это после того, как подписали соглашение. Я сказал: сделайте мне одолжение.У вас есть этот огромный полигон для испытания ракетных двигателей. Мы знаем это из-за высокой температуры. У нас есть совершенно невероятная техника, честно скажу вам. Я спросил: вы можете его закрыть? И он намерен его закрыть. У нас сохраняется возможность поддерживать санкции. Санкции остаются в действии. На прошлой неделе я был готов ввести еще 300 санкций. Но я не мог этого сделать накануне встречи. А это 300 мощных, действенных санкций.

Дженнифер, когда вы посмотрите на все, что у нас есть, и, когда мы получили наших заложников, мне не пришлось выплачивать 1,8 миллиарда долларов наличными, в отличие от случая с заложниками в Иране, и это была позорная ситуация. У нас много чего есть. Когда я слышу, как кто-то в СМИ говорит, что президент Трамп согласился на встречу, меня это не очень волнует. Думаю, нам стоит встречаться в связи со многими вопросами, а не только с этим. Я считаю, много чего хорошего может произойти.

Да, конечно, прошу Вас.

— Господин президент, Вы сейчас перечислили много договоренностей, достигнутых во время встречи. Еще совсем недавно Вы определяли успех этой встречи условием отказа Северной Кореи от ядерного оружия. Как Вы достигнете контролируемого и необратимого [уничтожения ядерного арсенала]? Скажите, пожалуйста, почему Вы не оговорили этих деталей в соглашении?

— Потому что у нас нет времени. Я здесь всего лишь на один день. Мы здесь провели много часов за насыщенной работой. Процесс начнется. Я буду очень удивлен, Майк, если они еще не приступили к нему. Они уже начали. Они взорвали свои полигоны. Взорвали испытательные полигоны. Я скажу, что он еще до этого визита знал это — и это не было для него сюрпризом. Не то чтобы мы этого вообще ни разу не обсуждали. Мы это обсуждали.

Майк [Помпео] обсуждал это очень жестко со своим коллегой в Северной Корее. Они знали, что это… Скажем так, они не соглашались на это, и я не мог подписать никакого соглашения. Они это понимали. Это не стало главным пунктом сегодня, потому что ранее об этом уже говорилось больше, чем о чем бы то ни было. Об этом позаботились еще до нашего приезда сюда. Мы поднимали этот вопрос еще до сегодняшнего дня. Как видите, язык очень жесткий, и все изложено в документе.

Да, мэм.

— Благодарю Вас, господин президент. Не могли бы Вы рассказать о военных последствиях для Северной Кореи в том случае, если они не выполнят свои обязательства?

— Я не хочу об этом говорить. Это очень трудная тема для обсуждения. Я не хочу произносить никаких угроз. Они это поняли. Вы видели, что могло произойти. Понимаете, в Сеуле проживают 28 миллионов человек. Мы же думаем, что у нас большие города. А взгляните на Нью-Йорк — там 8 миллионов человек. И мы считаем его большим городом.

В Сеуле 28 миллионов человек. Вы только подумайте. И он находится совсем рядом с границей. Он находится совсем рядом с демилитаризованной зоной. Он вон там. Если бы это произошло — а я слышал это от 100 тысяч человек. Думаю, можно было потерять 20 или 30 миллионов человек. Для меня честь — найти решение этого вопроса. Думаю, в потенциале можно было потерять 30-40 миллионов человек. Город Сеул, совсем рядом с границей.

— Вы как-то говорили об «огне и гневе». Это уже не актуально?

— Возможно, на тот момент нам нужны были огонь и гнев. Мы не могли позволить себе этого, с позиции Соединенных Штатов. И, разумеется, Япония тоже не позволила бы этого.

— Господин президент, не могли бы Вы нам рассказать о продемонстрированной видеозаписи? Когда Вы показали ее Киму?

— Сегодня.

— С какой целью?

— Мы подготовили ее, надеюсь, вам она понравилась. Мне показалось, что получилось хорошо. Я подумал, что она достаточно интересна, чтобы ее показать. Одна на английском языке, и одна — на корейском. Я показал им ее сегодня. На самом деле, во время встречи. Ближе к концу. Мне показалось, что она ему понравилась. Они были…Большого экрана, как у вас, у нас не было. И мы показали запись на планшете. Они включили ее. Ее просмотрели около восьми их представителей. Мне показалось, что они были под впечатлением. Мне показалось, что она хорошо сделана. Я показал ее вам, потому что это и есть будущее. Это вполне вероятное будущее. Иная альтернатива — это очень плохой вариант развития событий. Он просто не годится. Я показал эту запись, потому что я очень хочу, чтобы он что-то сделал. Не думаю, что я должен был показывать ему ее. Я действительно считаю, что он хочет с этим покончить. Да.

Прошу вас. Как там дела с паромом на Стейтен-айленде? Он написал прекрасный сюжет обо мне и о пароме на Стейтен-айленде, а после этого ни одного хорошего сюжета у него не было. Не знаю, что с ним стряслось. Это давно было.

(Продолжение следует)

США. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 июня 2018 > № 2639872


США. КНДР. Украина > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > ria.ru, 12 июня 2018 > № 2645598

Президент Украины Петр Порошенко приветствует результаты встречи лидеров США и КНДР Дональда Трампа и Ким Чен Ына в Сингапуре и считает, что она открывает путь к возможному восстановлению мира на Корейском полуострове.

"Приветствую результаты исторической встречи президентов США и КНДР в Сингапуре. Благодаря решительному лидерству президента Трампа путь к установлению мира на Корейском полуострове сейчас уже не является таким невозможным ", — написал Порошенко во вторник в Twitter.

Во вторник в Сингапуре состоялся первый в истории саммит лидеров США и КНДР. По итогам встречи президент США заявил, что подписал "подробный" документ с КНДР, и подчеркнул, что процесс денуклеаризации Корейского полуострова начнется "очень быстро". Ким Чен Ын, в свою очередь, назвал подписание итогового документа саммита "новым стартом" в отношениях двух стран и пообещал "большие перемены" в будущем.

США. КНДР. Украина > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > ria.ru, 12 июня 2018 > № 2645598


Малайзия. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 12 июня 2018 > № 2645591

Премьер-министр Малайзии Махатхир Мохамад заявил, что посольство страны в Северной Корее возобновит деятельность.

Отношения между двумя странами обострились после того, как в феврале 2017 года в аэропорту Куала-Лумпура был убит гражданин КНДР, которого в Южной Корее со ссылкой на спецслужбы назвали Ким Чен Намом — старшим братом северокорейского лидера Ким Чен Ына, обвинив в убийстве Пхеньян. На фоне дипломатического скандала деятельность малайзийского посольства в КНДР была практически свернута.

"Да, мы откроем посольство", — заявил премьер в интервью изданию Nikkei Asian Review.

Вопрос о дипмиссии возник в связи с саммитом США-КНДР, который на момент беседы политика с изданием еще не состоялся. Махатхир отметил, что Северную Корею необходимо вовлечь в международные переговоры, что смягчит жесткую позицию, существующую в отношении этой страны.

"Мы должны поверить в их искренность и попытаться установить хорошие, в том числе и торговые, отношения с Северной Кореей", — добавил премьер.

Первый в истории саммит США и КНДР, на котором встретились американский президент Дональд Трамп и северокорейский лидер Ким Чен Ын, состоялся 12 июня в Сингапуре. Встреча глав государств прошла в отеле "Капелла" на острове Сентоса, который отделяет от Сингапура мост. По итогам встречи президент США Дональд Трамп заявил, что подписал "подробный" документ с КНДР, и подчеркнул, что процесс денуклеаризации Корейского полуострова начнется "очень быстро". Ким Чен Ын, в свою очередь, назвал подписание итогового документа саммита с Трампом в Сингапуре "новым стартом" в отношениях двух стран и пообещал "большие перемены" в будущем.

Малайзия. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 12 июня 2018 > № 2645591


США. КНДР. Мексика > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 12 июня 2018 > № 2645618

Власти Мексики приветствовали договоренности, достигнутые в ходе встречи лидеров США и КНДР, говорится в коммюнике МИД латиноамериканской страны.

Первый в истории саммит США и КНДР, на котором встретились американский президент Дональд Трамп и северокорейский лидер Ким Чен Ын, состоялся 12 июня в Сингапуре. По итогам встречи Трамп заявил, что подписал "подробный" документ с КНДР, и подчеркнул, что процесс денуклеаризации Корейского полуострова начнется "очень быстро". Ким Чен Ын в свою очередь назвал подписание итогового документа саммита с Трампом в Сингапуре "новым стартом" в отношениях двух стран и пообещал "большие перемены" в будущем.

"Правительство Мексики считает позитивными результаты, достигнутые на встрече между президентом США Дональдом Трампом и лидером КНДРП Ким Чем Ыном… Мексика призывает всех вовлеченных в процесс диалога игроков продолжать в конструктивном духе выполнение соглашений, достигнутых на саммите, с целью достичь полной денуклеаризации Корейского полуострова и создать базу для твердого мира, который гарантирует стабильность региона", — отмечается в сообщении.

США. КНДР. Мексика > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 12 июня 2018 > № 2645618


США. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 12 июня 2018 > № 2644030

Лимонов о встрече Трампа и Ким Чен Ына

Два хулигана два

Вначале пролог, как в «Фаусте», или предисловие, если хотите.

Поразительная фотография, на которую обратила всеобщее внимание пресс-секретарь МИДа Захарова. Фотография с саммита G-7 в Канаде, где Трамп отказался подписать общее коммюнике.

Захарова сравнила фотографию с финальной сценой «Ревизора», мне же она кажется современной версией знаменитой работы Кукрыниксов, «Капут», по-моему, называлась, сцена в бункере Гитлера. Война проиграна. В данном случае обеими сторонами.

Фрау Меркель и главы государств ЕС с одной стороны нависли над ухмыляющимся, сидящим Трампом.

Меркель подалась вперёд и просто испепеляет Трампа ненавидящим взглядом, рядом горбоносый молодой Макрон с выражением лица «Зачем же ты так, папА?». Японский Синдзо Абэ стоит, обречённо сложив на груди руки, с выражением «Ну, не ждали… Что же Вы натворили, мистер?!».

Сутки с лишним спустя.

Остров Сентоза в Индийском океане.

Несколько сотен метров разделяют отель St. Regis, где поселился Ын, от отеля Shangri-La, где поселился Трамп.

Оба они, но раздельно, в первый же день пообщались с премьер-министром Сингапура Ли Сяньлуном.

Могли бы сразу и встретиться, но протокол. Встреча — нам сообщают — произойдёт в третьем отеле, в Capella, построенном ещё в XIX веке для британских офицеров.

Ын хочет обсудить обмен.

Ын якобы готов отказаться от ядерного оружия для своей Северной Кореи в обмен на гарантии безопасности. А именно — уход войск США с корейского полуострова и прекращение американо-южнокорейских военных учений на территории полуострова.

Трамп хочет, я так полагаю, безоговорочной капитуляции Северной Кореи и будет пытаться не дать никаких гарантий. Известно, что он не хочет отказаться от совместных с Южной Кореей учений.

Моё личное мнение такое, что встреча не будет успешной.

Две стороны разойдутся, не договорившись, но станут похваляться тем, что пошли на неё. Ын — тем, что заставил Трампа и в его лице империю Соединённых Штатов Америки считаться с Северной Кореей, Трамп будет похваляться тем, что не пошёл навстречу требованиям Ына, будет говорить, что он «обломал» наглого юного лидера.

«Ты уволен!» Трамп Ыну не закричит, но результат будет равнозначен «Ты — уволен!».

Оба лидера уже продемонстрировали свою якобы добрую волю вести переговоры далее: Ын пригласил Трампа в Пхеньян на второй тур переговоров, а Трамп пригласил Ына в Вашингтон, — на третий тур переговоров. Но, я думаю, это ремарки для мирового общественного мнения, и не более чем.

У меня такое впечатление, что оба не верят в то, что переговоры продлятся. Думаю, они уверены, что всё завершится 12 июня в Сингапуре.

Увидим, прав ли я.

Вот уже и утро. Они идут друг к другу.

Там такие две полуоткрытые галереи в отеле Саpella, а в месте, где галереи соединяются, — там приготовлена площадка и фоном установлены флаги США и КНДР.

Цветовая гамма, синий-белый-красный, знамён США и КНДР не противоречат друг другу, успешно сливаются в гармоничный фон за лидерами.

Умный Ын увеличил свой силуэт широченными чёрными штанами и таким же внушительным кителем, как кот, который пугает врага, вздыбив свою шерсть. Надо сказать, что Ыну удалось сравняться с Трампом в борьбе силуэтов.

Трамп всё же успел огладить левой рукой плечо Ына, — оглаживание с похлопыванием — американский трюк, покровительственный жест. Повернулись на зрителя. Историческая фотография сделана.

Пошли в левую галерею. На встречу тэт-а-тэт, — голова к голове. Трампу удалось быть более уверенным в указании пути, Ын замешкался, потеряв пару очков, Трамп же, видимо, осмотрел территорию заранее. На заднем плане промелькнули журналисты с камерами, по виду совершенно ошалевшие.

Эдуард Лимонов

США. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 12 июня 2018 > № 2644030


США. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 12 июня 2018 > № 2641310

Несмотря на все свои сделки, Трамп никогда не встречал такого противника, как Ким Чен Ын

Дэвид И.Сэнджер, Чхве Санхун | The New York Times

"Президент Трамп представлял себя в центре решающих ядерных переговоров как минимум с середины 1980-х годов, когда он безуспешно попытался убедить администрацию Рейгана, что ей для проведения переговоров по контролю за ядерными вооружениями с Советским Союзом нужен организатор сделок с недвижимостью из Нью-Йорка", - пишет The New York Times.

"Когда в 1989 году он случайно встретился с человеком, выполнявшим эти обязанности от лица президента Джорджа Буша-старшего, у него нашелся совет по ведению переговоров: опоздайте, ткните пальцем в грудь своего противника и грязно его обругайте, сказал он Ричарду Р.Бёрту", - напоминают авторы статьи Дэвид И.Сэнджер и Чхве Санхун.

"Теперь Трамп наконец сам будет вести ядерные переговоры, но не с русскими, а с северокорейским руководителем, который в два раза моложе его, - с Ким Чен Ыном, самовластным и непредсказуемым лидером", - говорится в статье.

"Однако на саммите во вторник Трамп, кажется, уж точно не последовал собственному совету по ведению переговоров, которые касаются намного меньшего, но из-за непредсказуемости Северной Кореи в каком-то отношении более опасного ядерного арсенала, чем тот, что угрожал США во времена холодной войны", - пишут журналисты.

"И, несмотря на все хвастовство своим мастерством в заключении сделок, Трамп никогда не сталкивался лицом к лицу с подобным противником, безжалостным диктатором, который посадил в лагеря с ужасными условиями огромное количество своих сограждан и без суда и следствия расстреливал или организовывал убийства противников", - полагают они.

"Трамп и Ким чрезвычайно заинтересованы в том, чтобы заявить у себя дома о положительном результате, достигнутом на их условиях, даже если разбираться с подробностями придется другим", - говорится в статье.

И оба они знают, что на этой встрече они вряд ли разрешат свои разногласия собственно по оружию, поэтому они могут вместо этого сосредоточиться на мирном договоре, который призван увенчать продолжающееся 65 лет перемирие между Северной и Южной Кореей, предполагают журналисты.

Для Трампа вопрос теперь таков: правильно ли он сделал ставку на то, что Киму экономическое развитие нужно больше, чем ядерное оружие?

"Я понимаю, почему администрация предлагает так много пряников, но я боюсь, что Трамп считает Кима бизнесменом, - сказал старший научный сотрудник Brookings Institution (Вашингтон) Чун Пак. "Он забывает, что Ким не ищет богатства, - указал эксперт. - Все его богатство находится в стране. Он стремится к легитимности".

Немногочисленные южнокорейские чиновники, в том числе президент Мун Чжэ Ин, которые встретились с Кимом, утверждают, что все они убеждены в искреннем стремлении лидера Северной Кореи заключить сделку, и что его видение собственной безопасности шире, чем у его отца.

Президент Южной Кореи добавил: "Для него не так ясно, насколько он может полагаться на устремления США к прекращению враждебных отношений и обеспечению гарантий безопасности для его правительства, если оно решится на ядерное разоружение".

"Независимо от результатов встречи в Сингапуре Ким уже много выиграл. Став первым северокорейским лидером, встретившимся с действующим американским президентом, Ким доказал своему народу, что он является силой, с которой должны считаться американцы", - говорится в статье.

"Этого может быть достаточно, по крайней мере на данный момент", - полагают авторы.

США. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 12 июня 2018 > № 2641310


США. КНДР. Япония > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 12 июня 2018 > № 2645647

Генеральный секретарь японского правительства Ёсихидэ Суга воздержался в ходе пресс-конференции от оценки состоявшегося во вторник саммита между лидерами КНДР и США в Сингапуре, однако выразил надежду на то, что Пхеньян изменит свою политику как ответственный член международного общества.

"Я бы хотел избежать заявлений с оценками сегодняшней встречи. Мы надеемся, основываясь на сегодняшней встрече, Северная Корея изменит свою политику как ответственный член международного сообщества", — заявил Суга.

Комментируя факт подписания итогового документа по результатам встречи лидеров КНДР и США, генсек правительства Японии подчеркнул, что Токио "ценит лидерство и усилия президента США Трампа", но "ожидает получить обстоятельные объяснения от американской стороны".

Первый в истории саммит США и КНДР, на котором встретились американский президент Дональд Трамп и северокорейский лидер Ким Чен Ын, состоялся 12 июня в Сингапуре. Встреча глав государств прошла в отеле "Капелла" на острове Сентоса, который отделяет от Сингапура один мост. По итогам встречи президент США Дональд Трамп заявил, что подписал "подробный" документ с КНДР, и подчеркнул, что процесс денуклеаризации Корейского полуострова начнется "очень быстро". Ким Чен Ын в свою очередь назвал подписание итогового документа саммита с Трампом в Сингапуре "новым стартом" в отношениях двух стран и пообещал "большие перемены" в будущем.

Также, согласно документу, США обязались предоставить гарантии безопасности КНДР, а Пхеньян в свою очередь подтвердил твердую приверженность полной денуклеаризации Корейского полуострова.

США. КНДР. Япония > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 12 июня 2018 > № 2645647


США. КНДР. ООН > Внешэкономсвязи, политика > un.org, 12 июня 2018 > № 2645294

Генсек ООН призвал международное сообщество поддержать решения, принятые в ходе встречи лидеров США и КНДР

Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш приветствовал проведение американо-северокорейского саммита, который состоялся во вторник в Сингапуре. Глава ООН назвал встречу лидеров США и КНДР Дональда Трампа и Ким Чен Ына «важным этапом на пути к устойчивому миру и полной и контролируемой денуклеаризации Корейского полуострова».

По данным прессы, участники саммита подписали соглашение, в котором говорится о намерении перезапустить отношения между двумя странами и добиться полной денуклеаризации Корейского полуострова.

В письмах, которые Генсек ООН направил обоим лидерам в преддверии встречи, он предупредил их, что дальнейшее продвижение мирного процесса требует «сотрудничества, компромиссов и стремления к общей цели».

Для реализации договоренностей, достигнутых в Сингапуре, а также предыдущих соглашений, соответствующих резолюциям Совета Безопасности, необходимы терпение и поддержка международного сообщества

По словам Генерального секретаря, для реализации договоренностей, достигнутых в Сингапуре, а также предыдущих соглашений, соответствующих резолюциям Совета Безопасности, необходимы «терпение и поддержка международного сообщества». «Генеральный секретарь призывает все заинтересованные стороны воспользоваться этой возможностью и подтверждает свою готовность всецело поддержать [мирный] процесс», - говорится в заявлении, с которым от имени главы ООН выступил его пресс-секретарь.

В Международном агентстве по атомной энергии (МАГАТЭ) «будут внимательно отслеживать ход американо-северокорейских переговоров, чтобы приступить к реализации решений, принятых в ходе саммита в Сингапуре». Об этом сегодня заявил Генеральный директор МАГАТЭ Юкия Амано.

Он отметил, что «по требованию заинтересованных стран и с согласия Совета директоров МАГАТЭ» в Агентстве готовы приступить к осуществлению любых операций, связанных с контролем над ядерной программой КНДР.

США. КНДР. ООН > Внешэкономсвязи, политика > un.org, 12 июня 2018 > № 2645294


США. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 июня 2018 > № 2639870

Полный текст заявления, подписанного Дональдом Трампом и Ким Чен Ыном

CNN, США

Совместное заявление президента Соединенных Штатов Америки Дональда Трампа и председателя Корейской Народно-Демократической Республики Ким Чен Ына на Сингапурском саммите

Президент Соединенных Штатов Америки Дональд Трамп и председатель Корейской Народно-Демократической Республики (КНДР) Ким Чен Ын провели 12 июня 2018 года первый исторический саммит в Сингапуре.

Президент Трамп и председатель Ким Чен Ын провели всесторонний, содержательный и искренний обмен мнениями по вопросам, связанным с установлением новых отношений между США и КНДР и построением прочного и устойчивого мирного режима на Корейском полуострове. Президент Трамп обязался предоставить гарантии безопасности КНДР, а Ким Чен Ын подтвердил свою твердую и непоколебимую приверженность полной денуклеаризации Корейского полуострова.

Президент Трамп и председатель Ким Чен Ын, будучи убежденными в том, что установление новых отношений между США и КНДР будет способствовать миру и процветанию Корейского полуострова и всего мира, и признавая, что взаимное укрепление доверия способствует денуклеаризации Корейского полуострова, заявляют следующее:

1. США и КНДР обязуются установить новые отношения в соответствии со стремлением народов двух стран достичь мира и процветания.

2. США и КНДР намерены объединить свои усилия для достижения стабильности и мира на Корейском полуострове.

3. В подтверждение положений декларации, принятой на Межкорейском саммите в Пханмунджоме 21 апреля 2018 года, КНДР обязуется добиваться полной денуклеаризации Корейского полуострова.

4. Соединенные Штаты и КНДР обязуются идентифицировать останки американских военнослужащих — военнопленных/пропавших без вести — в том числе обеспечить немедленную репатриацию тех, что уже идентифицированы.

Признавая, что саммит США-КНДР — первый в истории — это эпохальное событие, имеющее большое значение для преодоления сохранявшихся на протяжении нескольких десятилетий напряженности и враждебности между двумя странами и для открытия нового будущего, президент Трамп и председатель Ким Чен Ын обязуются выполнить положения совместного заявления в полном объеме и незамедлительно. Соединенные Штаты и КНДР обязуются в кратчайшие сроки провести последующие переговоры во главе с госсекретарем США Майком Помпео и соответствующим высокопоставленным должностным лицом со стороны КНДР в целях реализации итогов саммита глав США и КНДР.

Президент Соединенных Штатов Америки Дональд Трамп и председатель Государственного совета Корейской Народно-Демократической Республики Ким Чен Ын обязуются взаимодействовать с целью развития новых отношений между США и КНДР и содействия миру, процветанию и безопасности на Корейском полуострове и во всем мире.

Дональд Джон Трамп, президент Соединенных Штатов Америки

Ким Чен Ын, председатель Государственного совета Корейской Народно-Демократической Республики

12 июня 2018 года

Остров Сентоза, Сингапур

США. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 июня 2018 > № 2639870


США. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > minprom.ua, 12 июня 2018 > № 2639524

Трамп рассказал о фантастической встрече с Ким Чен Ыном

Начало саммита с участием лидеров США и Северной Кореи прошло "фантастически". Об этом рассказал президент США Дональд Трамп в первом заявлении для прессы, передает Bloomberg.

Сообщается, что Д.Трамп и Ким Чен Ын уже провели встречу тет-а-тет, после чего пообедали и совершили прогулку. Вслед за этим американский лидер ответил на несколько вопросов репортеров и заявил, что в начале переговоров стороны достигли "огромного прогресса", а сами переговоры прошли "лучше, чем можно было ожидать".

Д.Трамп также отметил, что в ближайшее время лидеры подпишут совместный документ, однако не стал раскрывать детали. Он также проигнорировал вопрос о том, касается ли соглашение денуклеаризации.

В свою очередь, лидер КНДР назвал саммит "отличной прелюдией к миру".

США. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > minprom.ua, 12 июня 2018 > № 2639524


США. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 12 июня 2018 > № 2641308

Встреча на равных

Кристоф Гизен, Арне Перрас | Süddeutsche Zeitung

13 секунд длилось историческое рукопожатие между президентом США Дональдом Трампом и северокорейским диктатором Ким Чен Ыном, сообщает Sueddeutsche Zeitung. "Этот момент войдет в историю, - уверены авторы публикации Кристоф Гизен и Арне Перрас, - впервые действующий президент Соединенных Штатов встречается с главой северокорейского режима".

Люди подумают, что видят кадры из "фантастического фильма", цитируют слова переводчика Ким Чен Ына, сказанные им в преддверии саммита на сингапурском острове Сентоса.

"Совсем недавно оба обменивались угрозами и оскорблениями. Трамп назвал Ким Чен Ына "человеком-ракетой с миссией на самоуничтожение". Тот в долгу не остался и окрестил президента США "дряхлым стариком". Официально США и Северная Корея находятся в состоянии войны, правда, с 1953 года в ней установилось перемирие", - говорится в статье.

Теперь оба лидера встречаются в Сингапуре. "После исторического рукопожатия Трамп и Ким Чен Ын устраиваются в креслах, размещенных перед флагами их стран. (...) "Я не сомневаюсь, у нас сложатся отличные отношения", - сказал Трамп. - Ким в ответ указывает на многочисленные "препятствия", которые удалось "преодолеть" накануне саммита". Трамп еще раз жмет северокорейскому лидеру руку и показывает большой палец в знак одобрения, передают корреспонденты.

"Следующие 45 минут они общаются за закрытыми дверями, на встрече присутствуют лишь переводчики. Затем они ненадолго появляются перед фотографами, чтобы пройти на следующую встречу, теперь с участием советников. С северокорейской стороны присутствуют глава МИД КНДР Ри Янг Хо и бывший глава спецслужб Ким Юн Чол, который вместе с главой американского Госдепа Майком Помпео буквально спас саммит, когда его проведение оказалось под вопросом. Помпео сидит на встрече рядом с Трампом", - говорится в статье.

Поодаль разместился советник президента США по национальной безопасности Джон Болтон, в своей время сильно разозливший Пхеньян. Он требовал от Северной Кореи отказаться от ядерной программы по примеру Ливии. По свидетельствам перебежчиков из Северной Кореи, Ким Чен Ын и его отец часто разглядывали кадры гибели "короля королей" Муаммара Каддафи в октябре 2011 года.

В ходе встречи, сообщает издание, были подписаны документы. "Что в них? Обе стороны пока не сообщают ничего конкретного. Весь мир ждет пресс-конференцию Дональда Трампа", - говорится в статье.

"От содержания достигнутых договоренностей будет зависеть, станет ли эта встреча успехом или провалом для президента США. Для Ким Чен Ына она уже стала успехом: он первый северокорейский лидер, добившийся разговора на равных за одним столом с президентом США", - резюмируют журналисты.

США. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 12 июня 2018 > № 2641308


Далее...